138 статья уголовного кодекса рф

Нарушение тайны переписки и переговоров: статья 138 УК РФ, наказание по нормам законодательства в 2019 году

138 статья уголовного кодекса рф

Почта как средство связи и общения уходит в прошлое вместе с пожилыми людьми, кто не смог освоить компьютер. Услуги почтовой связи остались, в основном, в качестве официальной переписки юридических лиц – судов, правоохранительных органов, компаний, фирм,  банков.

Даже если речь идет об уведомлениях частным лицам. Перписка частных лиц перешла в социальные сети. Оба вида связи охраняются УК РФ от посягательств на распространение информации из писем.

Есть статья 23 Конституции РФ и статья 138 Уголовного Кодекса, в которых прописаны ответственность и меры наказания за нарушение тайны переписки.

Социальные сети, несмотря на пароли аккаунтов, могут стать доступными для постороннего. Всегда есть риск, что переписка будет вскрыта и прочтена. Использование или публикация для всеобщего обозрения данных этой переписки караются Законом. Это преступление оговорено в статье УК РФ 138.

Там же записаны и способы наказания правонарушителя. «Закон о персональной информации» касается и СМС-сообщений в телефоне. И нужно помнить, что незнание Закона не снимает ответственности.

Личность и ее конфиденциальная переписка, информация о нем защищены статьей Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Право на тайну переписки

Такое право прописано в ст. 23 Конституции РФ. В первом пункте статьи как раз указывается, что каждый человек имеет право на неразглашение личной или семейной тайны, на защиту своей частной жизни, а также своего имени и чести.

В пункте 2 этой же статьи речь идет о том, что любой человек имеет право не только на неразглашение телефонных разговоров, почтовой, электронной переписки, но и на не ознакомление с этой информацией третьих лиц без его разрешения.

Закон о тайне переписки

Общественное развитие в сфере информации ставит на первую ступень принятие мер к обеспечению безопасности каждого.

У человека должна присутствовать уверенность в полной защищенности его переписок, бесед и отправляемых сообщений. Она обеспечивается основным государственным законом, конкретнее – частью 2 статьи 23.

Правовым выражением необходимости соблюдать этот вид гарантированных прав выступает ст. 138 УК РФ.

Такое право законно, но в редких ситуациях, ограничивается, хотя подобные нарушения обязательно подкрепляются судебной санкцией. Для преступлений, охваченных статьей 138 УК РФ, состав формальный. То есть, завершенными их считают при наступлении конкретных действий, которыми нарушается тайна.

Все, что человек говорил по телефону или о чем писал в сообщениях, защищено нормами закона. Вот в чем заключается понятие тайны. С увеличением числа лиц, использующих соц. сети, мобильную связь, первоочередным становится и вопрос тайны связи. Это понятие нужно рассмотреть отдельно, так как оно относится к ключевым в статье 138 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Нарушение тайны переписки

Тайна связи (переписки) включает в себя: охраняемую тайну переписок между людьми, обмен разного рода сообщениями (по телеграфу, почте и т.д.), которые не раскрываются без предоставления человеком своего согласия.

Они охраняются на уровне закона (ФЗ «О связи»). В нем говорится о государственных гарантиях защиты неприкосновенности указанной информации, передача которых производится посредством почтовых услуг или по электросетям.

Указанный список правовых актов создан для обеспечения условий, при которых информационные нарушения будут невозможны, а сами данные станут полностью защищенными от несанкционированного доступа к ним третьих лиц.

При установлении факта вторжения нарушителя в личную жизнь, статьей 138 УК РФ ему обеспечивается ответственность. Следует учитывать, что данное нарушение необходимо доказать, иначе на истца могут подать в суд по статье за клевету.

Нарушение тайны переписки предполагает наличие любого рода неправомерных действий. Их итог всегда один – виновник получает или знакомится с персональными данными постороннего.

За нарушение тайны человека на личную переписку предусматривается статья, если только потерпевшему ничего не было известно о действиях, противоречащих нормам закона.

Неправомерные действия выполняются и с применением виновным специальных технических средств, которые предназначены для обеспечения доступа к скрытым сведениям негласным методом, то есть, тайно от потерпевшего.

Факт использования преступным элементом незаконно добытых сведений роли в квалификации не играет – достаточно ознакомления с ними.

Анализ преступления

С какого момента нарушение тайны переписки обоснованно считают оконченным? Преступление считается свершенным, если нарушитель ознакомился с содержимым сообщения любого типа.

Ознакомление без разрешения с информационным содержимым сообщений, передаваемых частными лицами друг другу любым способом, является преступлением, поскольку нарушает конституционные права гражданина РФ (ч. 2 ст. 23). Состав преступления – формальный.

Объект: право гражданина на неразглашение информационного содержимого переписки, сообщений, полученных посредством мобильной, телеграфной связи, возможностей интернет. Объективная сторона: ознакомление с содержимым сообщений, переданных любым способом от одного частного лица другому.

Недействительно для переписки, ведущейся лицами в условиях учреждений, ограничивающих свободу правонарушителей. Размер информационных сведений не является фактором, влияющим на степень наказания. Субъект: лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Субъективная сторона: наличие умысла.

Знакомясь без разрешения с чужой личной информацией, лицо понимает, что действует противоправно. Уголовно-правовая характеристика: нарушение конституционного права другого человека лицом, достигшим шестнадцати лет, действовавшим по умыслу, использовавшим или не использовавшим в процессе спецсредства.

Куда обращаться, образец заявления

Уголовные дела по этой категории относятся к делам частно-публичного обвинения. Это означает, что потерпевшему придется доказать факт нарушений. Для этого необходимо обратиться с заявлением в правоохранительные органы. Заявления подается в полицейский участок.

Порядок составления заявления:

  • указать название полицейского участка;
  • указать фамилию, имя и отчество заявителя;
  • адрес регистрации, телефон;
  • написать заявление посередине листа;
  • указать суть нарушений;
  • пояснить, каким образом другой человек нарушает тайну переписки;
  • потребовать принять меры по отношению к нарушителю;
  • поставить дату и подпись.

К заявлению следует приложить доказательства обнародования информации: видеофайлы, оптические, жесткие диски, скриншоты и т. д.

Чтобы получить «железобетонное» доказательство, нужно сделать скриншот, распечатать его и заверить нотариально. Уже в ходе расследования преступления можно направить исковое заявление о возмещении причиненного вреда.

Если сотрудники полиции будут нарушать право граждан и откажутся принимать заявление, то обращаться следует в прокуратуру и суд.

Ответственность за нарушение

Статьей определяется мера ответственности в случае умышленного ознакомления виновным лицом с письменными данными лиц (в виде переписки) и их разговорами, а также с любыми формами сообщений.

Не путайте ст. 138 и ст. 138.1, предусмотренную УК РФ, связанную с противоправным использованием спец. тех. средств, применяемых для получения сведений негласным способом.

Даже если запись телефонного разговора произведена без согласия собственника, статьи можно избежать, если будет доказано, что обстоятельства разговора касались правоотношений (в т. ч. договорных) между двумя лицами.

В этом случае несанкционированно запечатленный разговор не считается незаконно полученной записью.

Ответственность за нарушение человеком тайны переписки телефонных переговоров почтовых телеграфных или иных сообщений наступает при условии достижения правонарушителем 16-летнего возраста.

Незаконное деяние подразумевает исключительно прямую форму умысла. Причины здесь различны, от обычного банального любопытства до изначальной корысти. Санкции по двум частям указанной статьи следует разграничить.

Поговорим о первой части:

  • штраф в максимальной сумме 80 тыс. р.;
  • виновнику назначают обязательные работы как наказание на срок до 360 ч.;
  • исправительные работы в течение года.

Если действия подпадают под вторую часть:

  • нарушение, с использованием своего служебного положения наказывается существенным штрафом в размере от 100 тыс. до 300 тыс. р.;
  • лицо, допустившее нарушение, может лишиться своей должности или возможности вести профессиональную деятельность на период 2–5 лет;
  • работы обязательного характера общей длительностью 480 часов;
  • работы принудительного характера сроком до 4 (четырех) лет;
  • арест – период 4 мес.;
  • наиболее строгое наказание – лишение виновника свободы на срок до 4 (четырех) лет.

То есть, если получение тайной информации происходило в процессе осуществления лицом своих профессиональных обязанностей, но в личных целях.

К категории подозреваемых могут причислять правоохранителей (в том числе оперуполномоченных), почтовых работников, специалистов служб связи, или работников, обслуживающих коммуникационные сети.

Совершение преступления группой лиц также является отягчающим обстоятельством.

Наступление негативных последствий расценивается как обстоятельства отягчающие ответственность.

Источник: https://yuristius.ru/ugolovnoe/prestupleniya/protiv-konstitucionnyh-prav/narushenie-tajny-perepiski

Статья 138 УК РФ. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений

138 статья уголовного кодекса рф

1.

Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан –

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

3. Утратила силу. – Федеральный закон от 07.12.2011 N 420-ФЗ.

1.

Это преступление может быть совершено путем незаконного прослушивания телефонных переговоров, ознакомления с перепиской, почтовыми, телеграфными или иными сообщениями, совершаемыми без согласия лица, заинтересованного в соблюдении личной тайны. Незаконными являются такие из перечисленных действий, которые совершаются лицами (в том числе должностными), не уполномоченными на эти действия законодательством Российской Федерации.

Незаконное проведение оперативно-розыскных и следственных мероприятий (действий), нарушающих право на тайну телефонных переговоров, переписки, почтовых, телеграфных или иных сообщений, органами и должностными лицами без согласия лица и мотивированного постановления судьи, разрешающего провести указанные действия, должно квалифицироваться по ч. 2 ст. 138.

Нарушением тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений является также разглашение или распространение сведений о частной жизни лица без его согласия лицом, которое получило эту информацию на законных основаниях. Указанные действия также охватываются комментируемой статьей.

В том случае, когда они совершены из корыстной или иной личной заинтересованности лицом, использующим свое служебное положение, содеянное образует совокупность преступлений (ч. 2 ст. 137 и ч. 2 ст. 138 УК).

2. Преступление является оконченным с момента незаконного ознакомления с содержанием телефонного разговора, письма, телеграфного, почтового или иного сообщения (при получении информации незаконным способом), а также с момента сообщения сведений, полученных законным путем, другим лицам (в нарушение УПК РФ и Федерального закона от 12.08.95 N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”).

3. Преступление может быть совершено только с умышленной формой вины.

4. Субъект преступления – лицо, достигшее возраста 16 лет.

5. Помимо использования служебного положения ч. 2 ст. 138 предусматривает в качестве квалифицирующего признака использование специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Под специальными техническими средствами понимаются средства, предназначенные, разработанные, приспособленные или запрограммированные для негласного получения информации. Перечень видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, устанавливается Правительством РФ.

6. Частью 3 ст. 138 предусмотрена уголовная ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Производство (серийное изготовление), сбыт (продажа, передача в постоянное или временное использование), а также приобретение в целях сбыта являются незаконными, если они совершаются лицами, не уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности и не имеющими лицензии на производство, реализацию и приобретение в целях продажи специальных технических средств, в соответствии с порядком, установленным Правительством РФ (ч. 7 ст. 6 Федерального закона от 12.08.95 N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”).

7. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

8. Субъект преступления – лицо, достигшее возраста 16 лет.

Источник: https://zknrf.ru/uk/Razdel-VII/Glava-19/Statya-138/

Опасность ч.3 ст.138 УК РФ для России

138 статья уголовного кодекса рф

 8 декабря 2011г часть 3 статьи 138 УК РФ утратила силу http://www.rg.ru/2011/12/08/p-raboty-site-dok.html

Вступила в силу статья 138.1 санкция ужесточена, теперь лишение свободы может быть до 4 лет.

Об “особом порядке”

Цитаты с форума: 

Люди помогите, что делать купил 3 брелка видео-камеры и ничего не подозревая (что я чтото нарушаю) попытался продать дороже выложив обьявление на барахолке. Покупатель нашёлся очень быстро им оказался сотрудник полиции меня задержали обьяснили что это не законно, что я нарушил статью 138.

1, показав мне кодекс. Я написал что не знал и признаю вину, раскаиваюсь в этом. 3 брелка убрали в конферты сказали что будет суд и мне сделают смягчающие обвинения, отпустили, жду звонка.
.. яже ничего не воровал… продал видеокамеру брелок, а не наркотики…

Подскажите что мне делать сейчас? 

Всем здравствуйте,стандартная ситуация, продал ручку(которая мне не принадлежит,если это важно) сотрудникам при ОРМ, от показаний отказался, но уже согласился с “особым порядком”,суда еще не было, жалко только сейчас начал читать эту тему, подскажите, уже поздно,учитывая, что я признал вину, или можно еще что-то сделать? 

Информация к размышлению:

Рекорд по особому порядку – 150 тыр.!!!  http://actoscope.com/yfo/sverdobl/chkalovsky-svd/ug/1/borisov-va-st-1381-uk-rf08112012-5026652/

Общественное мнение  http://avmalgin.livejournal.com/3622534.html#comments

Тема 138.1 живет и пахнет именно из-за наличия вот таких вялых, безынициативных людей, которые идут на поводу у системы и подпитывают ее своей покорностью. Ведь это так просто получить палку по 138.1 нагуглив в интернете продавца или получив инфу с таможни, а потом раскрутив на “особый порядок”.

А, на самом деле, для 99% людей, привлекаемых по этой статье за китайскую муть типа ручек, часов, брелков  есть достаточно козырей на руках, чтобы защищать себя самим, даже без привлечения адвокатов, а используя материалы этого сайта и форумов.

Есть постановление Конституционного суда, гласящее, что 

1.

Признать положение части третьей статьи 138 УК Российской Федерации, предусматривающее уголовную ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку – по конституционно-правовому смыслу данного положения в системе действующего правового регулирования – предполагается, что уголовная ответственность наступает за производство, сбыт или приобретение таких специальных технических средств, которые предназначены (разработаны, приспособлены, запрограммированы) для негласного (т.е. тайного, неочевидного, скрытного) получения информации, затрагивающей права личности, гарантированные статьями 23, 24 (часть 1) и 25 Конституции Российской Федерации, виды, свойства и признаки которых определены соответствующими федеральными законами и изданными на их основе нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации и свободный оборот которых не разрешен, если указанные действия совершаются без соответствующей лицензии и не для нужд органов, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности.

из него следует, что 

1) к СТС НПИ не относятся устройства, предназначенные для ношения с собой (ручки, брелки, часы и тд), так как они не нарушают никакой тайны, охраняемой ст 23-25 Конституции РФ. Они документируют то, что человек и так сам видит и слышит.  

2) к СТС НПИ не относятся устройства, признаки которых не приведены в НПА.

А реально в НПА приведены только два  признака – камуфлированность и пинхол, причем нигде не определено как камуфлированность отличить от совмещения функций (чем сотовый с видеокамерой отличается от ручки с видеокамерой, например) или просто похожести. А все неустранимые сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого (ст 14 УПК РФ, ст 49 Конституции РФ).

Пинхола в этих всех китайских поделках нет.

Еще один козырь для физических лиц. Действие закона “о лицензировании” распространяется только на индивидуальных предпринимателей и юрлиц, поэтому обвинить в нарушении этого закона физлицо нельзя.

Ограничение ввоза  СТС НПИ физлицами еще указано в законе “Об ОРД”, но там тоже ссылка на лицензирование, под которое физ.лицо не попадает. Те по сути, физическое лицо, даже занимаясь оборотом СТС НПИ не  нарушает никаких законов.

Поэтому привлекать за незаконный оборот по 138.1 по идее его тоже нельзя.

Конечно, написанное выше – это теория и светлое будущее, а практика, увы, иная и не имеющая отношения к закону. 

Но давайте не забывать, что “народ имеет то правительство, которое заслуживает”, поэтому нас нагибают ровно настолько, насколько мы сами готовы нагнуться. 

Не надо постоянно услужливо подставлять задницу и жить в нашей стране будет лучше.

Конституционный Суд РФ 31 марта 2011 г. признал ч. 3 ст. 138 УК РФконституционной    http://www.ksrf.ru/News/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=856 

Мы считаем решение суда несправедливым (хотя и полезным), так как  не разрешен главныйвопрос, поставленный перед судом заявителями: “о неопределенности понятия специальноетехническое средство, предназначенное для негласного получения информации (СТСНПИ), которое входит в формулировку ч. 3 ст. 138 УК РФ.

 Вместо разрешения этого вопроса суд в своем постановлении муссирует темунеобходимости защиты тайны личной жизни, тайны переписки и т.д., и ограничениеоборота технических средств, направленных на нарушение этих тайн, против чегозаявители не возражали (см. тексты выступления заявителей https://sites.google.com/site/138ukrf/konstitucionnyj-sud-rf ).

 Нетникакой проблемы в ограничении оборота СТС НПИ, есть проблема внеопределенности объективных признаков СТС НПИ.

Кроме этого,  суд  попытался переложить проблему неопределенностипризнаков СТС НПИ на субъективную часть – необходимость умысла, что являетсятупиковым решением.

Как можно говорить об умысле на  производство, продажуи приобретение того, что само по себе неопределено?  И это не говоря отом, что при реальном правоприменении в России суд редко обращает внимание насубъективную часть преступления “умысел”, автоматом считая, чтообвиняемый “знал, ведал, желал наступления последствий и т.д.

”  Абсурдность перекладывания проблемы неопределенности объективной стороныпреступления на субъективную можно показать на следующем примере.

Допустим естьзакон, устанавливающий ответственность за оборот наркотиков, но нет законачетко прописывающего какие именно вещества являются запрещенными к обороту, тенаркотиками в юридическом смысле слова (абсолютно такая же ситуация сейчас дляСТС НПИ). Есть, например,  общенаучное определение наркотиков, как веществвызывающих привыкание и воздействующих на психофизическое состояние человека.

Задерживают, к примеру, человека с пакетом кофе и допрашивают: 

 – Есть ли у вас привычка пить кофе по утрам?

– О, да. Не выпив чашку кофе утром, я чувствую себя целый день разбитым.

– Как на вас действует чашка кофе?

– Я становлюсь бодрым, у меня улучшается настроение.

 Все. Дело готово. Эксперт вправе признать кофе наркотиком,  т.к. кофесоответствует общенаучному определению наркотиков. Обвиняемый осознает ипризнает наличие свойств наркотических веществ в кофе.  Все.

Можно запакет кофе сажать, все хорошо, по мнению Конституционного Суда, так же каксейчас обвиняют за всякую ерунду по теме СТС НПИ (радиопередатчики по схеме изжурнала Радио и т.д.). Вместо кофе можно в рассуждения подставить сигареты,сало и т.д.

– результат рассуждений не изменится – скамья подсудимых.

 Это было бы смешно, если не было бы так грустно.

Источник: https://sites.google.com/site/138ukrf/

Дело о проверке конституционности части 3 статьи 138 Уголовного кодекса РФ в связи с жалобами граждан С.В. Капорина, И.В. Коршуна и других (досье №998)

138 статья уголовного кодекса рф

Конституционный Суд РФ признал не противоречащим Конституции положение части 3 статьи 138 Уголовного кодекса РФ, поскольку оно предполагает, что уголовная ответственность наступает за производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, если эти действия осуществляются без соответствующей лицензии, а сами специальные технические средства разработаны и предназначены именно для негласного (т.е. тайного, неочевидного) получения информации, затрагивающей конституционные права личности.

Обстоятельства дела

В конституционный суд поступило несколько жалоб граждан о конституционности части 3 статьи 138 УК Российской Федерации. Данная норма устанавливает уголовную ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Один из заявителей просил также проверить конституционность постановления Правительства РФ, которое устанавливает перечень видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности.

Заявители считали, что спорная норма является нечеткой, допускающей неопределенности в толковании, нет используемого в ч. 3 ст. 138 УК РФ понятия технических средств, предназначенных для негласного получения информации, их исчерпывающего перечня, признаков и критериев отграничения от технических средств, разрешенных к обороту.

31 марта 2011 года Конституционный Суд вынес постановление, которым признал оспариваемую норму конституционной.

Мотивировка суда

Относительно Постановление Правительства Конституционный Суд РФ указал, как следует из правовой позиции Конституционного Суд, оно может быть проверено в порядке конституционного судопроизводства по жалобе гражданина в связи с конкретным делом лишь в том случае, если принято во исполнение полномочия, возложенного на Правительство федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом федеральном законе, и если именно на основании такого уполномочия Правительство Российской Федерации непосредственно осуществило правовое регулирование соответствующих общественных отношений.

Конституционный Суд подчеркнул, что оспариваемый Перечень

«разработан и утвержден Правительством РФ во исполнение предписания федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», конституционность которого никем из заявителей, включая А.Г. Трубина, не оспаривается.

Кроме того, следует учесть, что этот нормативный правовой акт является предметом обращения А.Г.

Трубина лишь постольку, поскольку ранее Конституционным Судом Российской Федерации ему было отказано в принятии к рассмотрению жалобы на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 138 УК Российской Федерации (Определение от 28 мая 2009 года N 634-О-О).

Конституционный Суд Российской Федерации, принимая во внимание бланкетный характер оспариваемой нормы и, соответственно, необходимость ее применения в системном единстве с положениями других нормативных правовых актов, пришел к выводу, что сама по себе она не может, вопреки утверждению заявителя, расцениваться как неопределенная».

Конституционный суд пришел к выводу, что в данном деле сталкиваются право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, с одной стороны, и права на свободу информации, на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, с другой стороны. Последние, по мнению Конституционного Суда,

«не должны, как того требует ее статья 17 (часть 3), осуществляться с нарушением прав и свобод других лиц.

Между тем эти права — если ими затрагиваются права личности, гарантированные статьями 23, 24 (часть 1) и 25 Конституции Российской Федерации, — осуществляются как ограничивающие указанные права личности, которые находятся под особой, повышенной защитой Конституции Российской Федерации и ограничение которых требует наличия предусмотренных федеральным законом оснований и (или) допускается только по судебному решению, вынесенному в соответствии с таким федеральным законом.».

Суд подчеркнул, что государство обязано осуществлять защиту прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, на тайну переписки, телефонных переговоров, а установление уголовной ответственности за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации является превентивной мерой защиты.

Поскольку заявители ссылались на неопределенность нормы, то Конституционный суд напомнил, что при анализе степени неопределенности нормы необходимо учитывать не только текст, но и место нормы, но и ее место в правовой системе.

Исходя из системного толкования Конституционный суд признал, что специальные технические средства – это средства предназначенные (разработанные, приспособленные, запрограммированные) именно для целей негласного (т.е. тайного, неочевидного, скрытного) получения информации. Суд указал, что

«В частности, это могут быть технические средства, которые закамуфлированы под предметы (приборы) другого функционального назначения, в том числе бытовые, обнаружение которых в силу малогабаритности, закамуфлированности или технических параметров возможно только при помощи специальных устройств, которые обладают техническими характеристиками, параметрами или свойствами, прямо обозначенными в соответствующих нормативных правовых актах, которые функционально предназначены для использования специальными субъектами».

Таким образом, Конституционный Суд признал положение части третьей статьи 138 УК РФ не противоречащим Конституции РФ, поскольку

«по конституционно-правовому смыслу данного положения в системе действующего правового регулирования — предполагается, что уголовная ответственность наступает за производство, сбыт или приобретение таких специальных технических средств, которые предназначены (разработаны, приспособлены, запрограммированы) для негласного (т.е. тайного, неочевидного, скрытного) получения информации, затрагивающей права личности, гарантированные статьями 23, 24 (часть 1) и 25 Конституции Российской Федерации, виды, свойства и признаки которых определены соответствующими федеральными законами и изданными на их основе нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации и свободный оборот которых не разрешен, если указанные действия совершаются без соответствующей лицензии и не для нужд органов, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности.»

Источник: https://media-pravo.info/case/676

СоцЗащита
Добавить комментарий