Что такое колония поселения для осужденных

Работают, свободно передвигаются. Как живут осужденные по делу Дениса Тена и Искандера Сулейменова

Что такое колония поселения для осужденных

29 апреля, 12:18

“Алло, мам…” – доносилось со стороны проходной колонии. Признаться, мы с фотографом не ожидали увидеть столько людей, которые одновременно разговаривали по мобильному телефону.

Часть из них отошла в сторону, чтобы не попасть в кадр. Другие не обращали на нас внимания. Оказалось, что каждый день с 16.00 до 16.

30 все осужденные приходят к дежурной части, берут из ячеек свои сотовые телефоны и звонят родным и близким. На это им дается 15 минут.  

Корреспонденты Tengrinews.kz Асель Сатаева и Турар Казангапов посетили учреждение минимальной безопасности ЕЦ-166/10. Простыми словами, это колония-поселение.

Пару лет назад здесь отбывал наказание экс-глава нацкомпании “Астана ЭКСПО” Талгат Ермегияев. Сейчас здесь находится Жанар Толыбаева, она фигурировала в деле об убийстве Дениса Тена.

Здесь же отбывает наказание Малика Мухитова, осужденная за ДТП, в котором погиб Искандер Сулейменов.   

Колония-поселение расположена в Нур-Султане, в районе рынка “Big Шанхай”. На этом базаре, наверное, побывал каждый житель столицы. А если и не был, то уж точно про него слышал. 

Окна “Big Шанхая” выходят на территорию колонии-поселения. Кстати, EЦ-166/10 называли “десяткой”. Раньше там отбывали наказание лица, приговоренные к строгому режиму: убийцы, насильники, рецидивисты и коррупционеры. Сейчас здесь содержатся те, кто, по словам руководства колонии, не представляет опасности для общества. 

“Десятку” приказом МВД перепрофилировали в мае 2018 года. С того момента здесь изменились условия содержания осужденных. На смотровой вышке уже не дежурит, как раньше, военизированная охрана с оружием. 

А сами осужденные спокойно передвигаются по территории колонии в гражданской одежде и без сопровождения конвоя.

После прохождения проверки на КПП у здания администрации нас встречает начальник колонии-поселения Бауыржан Журсинов. Он расскажет о работе исправительного учреждения.

Несмотря на то, что мы передвигаемся в сопровождении самого начальника, охрана в дежурной части проводит досмотр и изымает из сумок запрещенные предметы, если они есть. 

Далее сотрудница охраны приглашает за ширму, где проводит досмотр уже с помощью ручного металлодетектора. 

“Данное устройство выявит, если вы вдруг решили пронести на территорию колонии сотовый телефон или сим-карту”, – говорит сотрудница колонии, не дожидаясь возможных вопросов с моей стороны. 

Следуя быстрым шагом за начальником колонии, узнаем, что спецучреждение построили 48 лет назад. И изначально это была колония строгого режима. 

Два года назад в ЕЦ-166/10 выявили ряд нарушений. Тогда Нацбюро по противодействию коррупции установило, что руководство колонии строгого режима организовывало комфортные условия для осужденного Талгата Ермегияева. Экс-глава нацкомпании “Астана ЭКСПО-2017” в тот период отбывал наказание в этом учреждении. 

Нынешний начальник колонии отметил, что в тот период здесь не работал. Поэтому не может утверждать, что именно после того скандала “десятку” перепрофилировали в колонию-поселение. 

“Я в то время не работал здесь. Сейчас тут такого нет. У нас и мыслей таких нет. Это же колония- поселение, не колония строгого режима. Тут каждый осужденный спокойно передвигается по территории, у них есть право выхода за ворота”, – отмечает начальник колонии.

Раньше Бауыржан Журсинов возглавлял колонию строгого режима в Актюбинской области. В столицу его перевели в сентябре прошлого года.  

“Здесь у нас отбывают наказание те, кто твердо встал на путь исправления. Например, сюда переводят осужденных из колонии средней безопасности, тех, кто положительно характеризовался. Также здесь находятся лица, совершившие преступления по неосторожности. У которых срок отбывания наказания не превышает два года”, – продолжает разговор начальник колонии.

Пройдя дежурную часть, мы попадаем в помещение, где есть девять комнат для встреч осужденных с родными.

Предусмотрены комнаты для краткосрочных и длительных свиданий. Те осужденные, кто на облегченных условия содержания, имеют право на одно краткосрочное и одно длительное свидание раз в неделю. Кто на обычных условиях отбывания наказания – может рассчитывать на краткосрочное и длительное свидания раз в месяц. 

В день нашего визита несколько комнат были заняты для длительного свидания – на двое суток. 

Так выглядит комната для краткосрочного свидания. 

Здесь также имеется отдельная кухня. Есть все необходимое: холодильник, плита, микроволновка, посуда. 

“Тут все как в домашних условиях. При строгом режиме осужденному в год полагалось всего четыре свидания. А сейчас тут часто проходят свидания”, – отмечает Бауыржан Журсинов. 

Сейчас в колонии-поселении отбывают наказание 280 человек. 43 из них – женщины. 

“Сейчас все в хорошую сторону идет. В частности, условия содержания. Освобождают многих людей досрочно. Сокращение тюремного населения идет. Раньше за мелкие преступления сажали, а сейчас уже эту меру могут другим наказанием заменить”, – продолжается наш разговор с начальником колонии. 

Далее следуем к зданию медсанчасти. Раньше там оказывали всю необходимую медпомощь осужденным. Сейчас здесь расположен только медпункт. 

“В связи с гуманизацией мы перепрофилировали все, сокращение штата произошло. Наших осужденных мы закрепили за одной из поликлиник города. При необходимости они ездят туда или мы сами отвозим их к врачу в поликлинику. Сейчас у нас здесь работают один фельдшер и медсестра”, – отмечает Бауыржан Журсинов.

На втором этаже бывшей медсанчасти предусмотрены комнаты для отдельного контингента. В одной из них содержатся две женщины. Одну перевели сюда из отряда в связи с беременностью. Вторая осужденная – Жанар Толыбаева. Она отбывает здесь наказание со своим двухмесячным ребенком. 

Жанар Толыбаева фигурировала в деле об убийстве Дениса Тена. В январе этого года суд признал ее виновной и назначил четыре года лишения свободы в учреждении средней безопасности.

В марте молодая женщина родила в алматинской колонии. Через неделю после родов апелляционная коллегия рассмотрела уголовное дело.

Толыбаевой изменили меру наказания, определив в учреждение минимальной безопасности.    

Месяц назад женщину с ребенком этапировали в столичную колонию-поселение. Здесь, как и все осужденные, Жанар Толыбаева свободно передвигается по территории, может выходить на прогулку с сыном, разговаривать в определенное время по телефону с родными. 

В комнате, которая больше напоминала больничную палату, женщина укачивала на руках проснувшегося сына. Перед тем, как провести нас к осужденной, сотрудники колонии предупредили, что она вправе не отвечать на вопросы и может отказать в фотосъемке. 

Так и вышло… “Я ничего не хочу говорить. Я устала от всего этого. Мне нечего вам сказать…” – сказала Жанар Толыбаева. 

Дальше мы пошли в первый женский отряд, где проходило построение. Старшая по отряду доложила, сколько осужденных женщин в данный момент находится на территории колонии. 

“22 человека на месте, 17 на работе в городе. Четверо осужденных в санчасти”, – сообщила осужденная.

Женщины отбывают здесь наказание по разным статьям. Самые распространенные – мошенничество и совершение ДТП по неосторожности. 

Женщин из первого отряда недавно перевели в другое здание и они только обустраиваются на новом месте. В прежнем помещении им было тесновато, говорит руководство колонии. А сейчас здесь у них есть отдельная столовая, где можно попить чай.

Предусмотрены отдельная раздевалка, душевая комната, зона для чтения книг. 

В комнате по воспитательной работе, или, как коротко здесь говорят, ПВР, можно посмотреть телевизор. Распорядок дня здесь как и в других колониях – в 06.00 подъем в 22.00 отбой. В выходные осужденные просыпаются на час позже, отбой в 22.00. 

“В субботу и воскресенье проводим культурные, спортивно-массовые мероприятия. Психологи свои тренинги проводят, различные соревнования устраиваем между отрядами. Скоро 1 мая, плюс там еще 7 мая. Девчата уже готовятся. Можете к нам приехать, мы вас приглашаем”, – говорят сотрудники отдела по воспитательной работе. 

Среди осужденных женщин принято поздравлять друг друга с днем рождения. Шары и плакат до сих пор напоминают об именинах Малики Мухитовой. Девушку осудили по громкому делу о ДТП, в котором погиб внук писателя Олжаса Сулейменова. Суд назначил ей два года лишения свободы в колонии-поселении. 

21 апреля Малике Мухитовой исполнилось 30 лет.

“Мухитова характеризуется положительно. Никаких замечаний со стороны администрации либо работодателя не поступало. Активное участие принимает в общественной жизни отряда, колонии. В культурно-массовых мероприятиях она участвует. Она трудоустроена. В данный момент она на работе”, – отметил начальник колонии-поселения Бауыржан Журсинов. 

Недавно отряд, в котором числится Малика Мухитова, занял первое место за лучшую организацию и  проведение празднования Наурыза.  

В каждом отряде принято ставить все награды и почетные знаки на видное место. Эти награды красуются в мужском отряде. Как отмечает руководство, все успехи осужденных за время пребывания в колонии, поведение и отсутствие замечаний  учитываются при рассмотрении решения о досрочном освобождении. Поэтому здесь никто не нарушает режим. 

В момент посещения колонии большинство осужденных находились на работе. Кто-то выезжает на работу в город. Кого-то трудоустроили на предприятии, расположенном на территории колонии. 

“В первую очередь идет вопрос о трудозанятости осужденных. Потому что у всех маленький срок, они хотят быстрей освободиться, и в первую очередь погасить ущерб, причиненный преступлением. Здесь они не чувствуют себя в абсолютной изоляции. Утром – пошли на работу, вечером – вернулись.

Вечером немного есть своего времени, потом отбой. Досрочно тут освобождаются каждый месяц до 40 человек. Осужденные видят все это и понимают, что им нет смысла нарушать режим”, – говорит Бауыржан Журсинов, отмечая, что в любой момент проверяющие могут прибыть на место работы осужденного.

 

“Некоторые у нас трудятся в городе. Но перед трудоустройством мы смотрим на статью, по которой осужден человек, на его поведение. В основном в город мы отпускаем “дтпшников” (лица, совершившие ДТП по неосторожности). Кто-то работает у нас на промзоне. Без работы у нас никто не сидит”, – говорит начальник отдела организации труда осужденных ЕЦ-166/10 Айгуль Даутова. 

Осужденных устраивают разнорабочими: дворниками, грузчиками, слесарями. Женщины идут работать в швейный цех, столовую или в отдел кадров, офис-менеджерами. “Главное, чтобы на них не было материальной ответственности”, – дополняет Айгуль Даутова. 

“При строгом режиме тут были строгие условия. Все было в решетках – на окнах, в коридорах. Потому что инструкция этого требовала. Осужденные находились в камере. Сейчас мы все это убрали”, – отметил начальник колонии. 

Еще осужденным разрешается четыре раза в месяц выходить за пределы колонии. И тогда они идут на рынок “Big Шанхай”, чтобы купить себе что-то из еды или зайти в парикмахерскую. Сотрудники колонии отмечают, ни разу не было факта, чтобы кто-то воспользовался случаем и убежал. 

“Ни одного факта уклонения от отбывания наказания у нас не зафиксировано. Если осужденный самовольно уйдет и не вернется, его задержат и заменят режим на строгий”, – говорит напоследок начальник колонии Бауыржан Журсинов.

Поэтому все осужденные это понимают. Никто не хочет потерять свою свободу… 

Фото Турара Казангапова

Источник: https://tengrinews.kz/fotoarchive/rabotayut-svobodno-peredvigayutsya-jivut-osujdennyie-delu-1158/

Колонии-поселения

Что такое колония поселения для осужденных

Многие осужденные к отбыванию наказания в колонии-поселении и их родственники толком не знают, что это такое, в чем состоят особенности этого вида исправительных учреждений, не знают, какими правами и обязанностями они обладают, находясь в колонии-поселении. Часто это порождает проблемы в ходе отбытия наказания.

Формально колония-поселения – это самый мягкий вид исправительных колоний. Это касается и режима содержания, и количества запретов, и доступности тех или иных материальных (и не только) благ.

Правовой статус осужденных к отбытию наказания в колонии-поселении (или «поселке», как его называют на арестантском жаргоне) определеляется Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации (в особенности – специальными статьями: 74, 75.

1, 128, 129) и «Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений», которые регулируют правила внутренней жизни исправительных учреждений всех видов, в том числе и колоний-поселений.

Согласно ст. 128 УИК РФ, в колониях-поселениях отбывают наказание в виде лишения свободы:

а) лица, осужденные за преступления, совершенные по неосторожности, и ранее не отбывавшие лишение свободы;

б) лица, впервые осужденные за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести;

в) лица, осужденные за преступления, совершенные по неосторожности, и ранее отбывавшие лишение свободы;

г) положительно характеризующиеся осужденные, переведенные из колоний общего и строгого режима в порядке, предусмотренном статьей 78 УИК РФ, то есть при изменении вида исправительного учреждения.

Интересной особенностью колонии-поселения является то, что в одной колонии могут содержаться осужденные мужчины и осужденные женщины. Однако, как правило, мужская и женская части колонии разделены забором.

Как мы уже говорили, колония-поселение – это особый вид исправительного учреждения. Особенности начинают себя проявлять уже с момента вынесения приговора. Дело в том, что согласно ст. 75.1 УИК РФ, осужденный, как правило, направляется в колонию-поселение сам, «своими ногами».

Как сказано в этой статье, территориальный орган уголовно-исполнительной системы не позднее 10 суток со дня получения копии приговора (определения, постановления) суда вручает предписание о направлении к месту отбывания наказания и обеспечивает его направление в колонию-поселение.

В указанном предписании с учетом необходимого для проезда времени устанавливается срок, в течение которого осужденный должен прибыть к месту отбывания наказания.

Порядок направления осужденных в колонию-поселение установлен Инструкцией по направлению в колонию-поселение осужденных к лишению свободы, в отношении которых судом принято решение, предусматривающее самостоятельное следование осужденного к месту отбывания наказания, утвержденная Приказом Министерства Юстиции РФ от 6 апреля 2009 г. № 102.

Согласно этой Инструкции, осужденные, в отношении которых судом принято решение, предусматривающее самостоятельное следование к месту отбывания наказания, направляются в колонии-поселения в пределах территории субъекта РФ, в которых они проживали или были осуждены.

 То есть, если Вы проживали или были осуждены в определенном регионе, то и отбывать наказание Вас должны отправить в этом же регионе.

В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации.

Кроме того, осужденные направляются в исправительные учреждения, расположенные на территории других субъектов Российской Федерации, в которых имеются условия для их размещения, при отсутствии по месту жительства или по месту осуждения колонии-поселения или невозможности размещения в имеющихся учреждениях по согласованию с центральным аппаратом ФСИН России.

Согласно той же Инструкции, после вынесения приговора, если судом принято решение о самостоятельном следовании к месту отбытия наказания, территориальный орган ФСИН России должен: 1) вручить Вам предписание о направлении к месту отбывания наказания; выдать деньги на проезд, обеспечить продуктами питания или деньгами на время проезда; сформировать дело осужденного (произвести дактилоскопирование, составить анкету и сфотографировать Вас). В предписании с учетом необходимого для проезда времени устанавливается срок, в течение которого осужденный должен прибыть к месту отбывания наказания. Время на проезд определяется из расчета следования до указанного в предписании пункта кратчайшим путем с наименьшим количеством пересадок.

Срок отбывания наказания исчисляется со дня прибытия осужденного в колонию-поселение. При этом время следования осужденного к месту отбывания наказания в соответствии с предписанием засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день, для чего ему рекомендуется сохранить проездные документы для предъявления в исправительном учреждении.

Бывает и так, что на прием в колонию-поселение образуется настоящая очередь, поскольку норма заполнения колонии меньше, чем количество людей, которые туда поступают. В этой ситуации осужденный ждет, пока подойдет его очередь, причем ждет обычно там, где он проживал.

Таким образом, осужденным, которым разрешено самим добираться до колонии-поселения, предоставлена довольно большая свобода, что приводит к возникновению определенных соблазнов: например, скрыться или не поехать вовремя отбывать наказание. Однако это чревато неблагоприятными последствиями.

  В этом случае Вы можете быть объявлены  в розыск, а когда и если Вас найдут, то препроводят в колонию-поселение уже под конвоем, что далеко не так комфортабельно, как передвигаться самому. Кроме того, согласно п. 4.1. ст.

78 УИК РФ, Осужденным к лишению свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, уклонившимся от получения предписания, предусмотренного частью первой статьи 75.

1 настоящего Кодекса, или не прибывшим к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок, вид исправительного учреждения может быть изменен на исправительную колонию общего режима.

В самой колонии-поселении правовой статус осужден довольно сильно отличается от осужденных, отбывающих наказание в других видах колоний. В соответствии с п. «а» ч. 1 ст.

129 УИК РФ, осужденные содержатся без охраны, но под надзором администрации колонии-поселения; в часы от подъема до отбоя пользуются правом свободного передвижения в пределах колонии-поселения; с разрешения администрации колонии-поселения могут передвигаться без надзора вне колонии-поселения, но в пределах муниципального образования, на территории которого расположена колония-поселение, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы либо в связи с обучением; могут носить гражданскую одежду; могут иметь при себе деньги и ценные вещи; пользуются деньгами без ограничения; получают посылки, передачи и бандероли; могут иметь свидания без ограничения их количества.

Таким образом, есть ряд важных отличий от колоний других видов: отсутствие вооруженной охраны; возможность носить обычную «вольную одежду» (в других колониях, как правило, заключенных заставляют носить специальную форму, неудобную и часто непригодную для нормальной жизни); возможность свободного перемещения по колонии (в других колониях такой возможности обычно нет – колония разделена на «локалки», то есть на территории у бараков, где и могут передвигаться заключенные); возможность покидать территорию колонии с разрешения начальства; возможность иметь при себе деньги и ценные вещи, которые нельзя иметь в СИЗО и в колониях других видов; возможность пользоваться деньгами без ограничения (как правило, в обычном магазине), чего нет в других колониях, получать без ограничения (поскольку такие ограничения не установлены законом) передачи и бандероли, а также возможность иметь свидания без ограничения их количества. Последнее – особенно важно, поскольку свидания – это возможность поддерживать живую связь с родными и близкими. Причем речь идет как о краткосрочных свиданиях, так и о долгосрочных, что позволяет вести приближенную к нормальной семейную жизнь. Разумеется, на практике возможность получить свидания зависит от отношений с администрацией колонии, которая может объявить неугодному зеку выговор или поместить его в ШИЗО (штрафной изолятор).

Еще одна особенность колоний-поселений закреплена в п. «б» ст. 129 УИК РФ. Осужденные проживают, как правило, в специально предназначенных для этого общежитиях.

Однако осужденным, не допускающим нарушений установленного порядка отбывания наказания и имеющим семьи, по постановлению начальника колонии-поселения может быть разрешено проживание со своими семьями на арендованной или собственной жилой площади, находящейся в пределах колонии-поселения или муниципального образования, на территории которого расположена колония-поселение. Указанные осужденные обязаны являться для регистрации в колонию-поселение до четырех раз в месяц. Периодичность регистрации устанавливается постановлением начальника колонии-поселения. Жилые помещения, в которых проживают осужденные, могут посещаться в любое время представителем администрации колонии-поселения. Таким образом, данное положение закона фактически разрешает заключенным с разрешения администрации жить с родными в колонии или даже на воле.

Может показаться, что жить в колонии-поселении состоит из одних радостей и преимуществ. Однако на деле это не так. Колонии-поселения в большинстве функционируют для того, чтобы использовать заключенных в качестве бесплатной (или очень дешевой) рабочей силы.

В колониях-поселениях на Севере страны в таежной зоне заключенных обычно используют для валки леса, то есть фактически отправляют на лесоповал.

Такая работа сама по себе очень тяжела, к тому же нередки случаи производственных травм, когда зеки, не имеющие соответствующего опыта и не знающие техники безопасности, получают серьезные травмы или даже гибнут под обвалившимися деревьями.

Иначе обстоит дело на юге и в центральных областях России. Там обычно заключенных направляют на сельскохозяйственные работы, что не травматично, но и рабочий день фактически не нормирован. О трудовом кодексе можно забыть.

Отказаться от работы в колонии-поселении на практике оказывается почти невозможно. Отказ от работы влечет за собой штрафной изолятор, а штрафной изолятор в перспективе грозит переводом в колонию общего режима. Достаточно получить два штрафных изолятора, чтобы быть признаным «злостным нарушителем» (ст. 116 УИК РФ).

В этом случае администарция может выйти в суд с ходатайством об изменении вида исправительного учреждения на колонию общего режима. Мало кто из заключенных хочет изменения режима заключения на худший, поэтому большинство соглашается выходить на работу на тех условиях, которые предлагает администрация колонии.

А условия эти обычно бывают плохими.

Несмотря на положение о том, что «труд осужденных регулируется законодательством Российской Федерации о труде, за исключением правил приема на работу, увольнения с работы и перевода на другую работу» (ст. 129 УИК РФ) трудовые права заключенных постоянно нарушаются.

Это касается и рабочего времени (часто заключенных заставляют работать по 10-12 часов), и оплаты труда. В большинстве случаев зарплата  в колонии-поселении очень маленькая, а сами заключенные бояться требовать ее повышения.

Объясняется это очень просто: над осужденными постоянно висит угроза взысканий, в том числе в виде штрафного изолятора, которые в перспективе могут привести к переводу в колонию общего режима или к отказу в УДО.

Выиграть суд у администрации колонии по взысканиям крайне сложно, поэтому большинство предпочитает не рисковать.

Таким образом, у колонии-поселения есть и свои преимущества, и свои недостатки (например, принудительный труд с нарушением трудовых прав заключенных). В этих условиях сложно выработать общие рекомендации по поведению в колонии-поселении. Активное отстаивание своих прав в одних случаях может привести к положительному результату, а в других привести к ухудшению положения заключенного.

ссылкой:

Источник: https://vturme.info/kolonii-poselenija/

В рабы за 75 рублей. с чем нужно смириться, чтобы выйти по удо

Что такое колония поселения для осужденных

Радио Свобода продолжает рассказывать о рабском труде в российских исправительных учреждениях.

Заключенный мужской колонии-поселения №21 в Пермском крае, которому до выхода на свободу по сроку осталось несколько лет, описывает, как здесь трудятся и живут осужденные, и объясняет, почему некоторые из них порой мечтают о переводе в обычные колонии общего режима с формально более строгими правилами.

В своих публикациях мы не раз рассказывали о рабском труде в российских исправительных колониях. В декабре 2018 года был взят под стражу глава ИК-14 в Мордовии Юрий Куприянов – в этой колонии отбывала часть наказания Надежда Толоконникова, рассказавшая всей России об ужасных условиях эксплуатации заключенных.

Вслед за этим проект “Идель.Реалии” опубликовал несколько историй женщин, отбывавших наказание в этом же исправительном учреждении.

Невыполнимые нормы выработки, рабочий день по 16 часов, насилие, наплевательское отношение к здоровью заключенных – обо всем этом можно почитать в этих статьях на нашем сайте (1, 2, 3, 4) вместе с интервью самой Толоконниковой (цикл публикаций будет продолжен).

После одной из статей о рабском труде в мордовской ИК-14 в редакцию Радио Свобода написал заключенный колонии-поселения №21 в Пермском крае.

Она расположена в 50 километрах от города Губаха, в 10 – от поселка городского типа Углеуральский и в 100 километрах от Березников, где отбывала наказание другая участница Pussy Riot, Мария Алехина.

Автор письма пожаловался на рабские условия труда и содержания, схожие с теми, о которых идет речь в рассказах о женской ИК-14.

Колонии-поселения (КП) считаются самым мягким видом реального лишения свободы: заключенным разрешено выходить за пределы колонии, искать себе самостоятельно работу (каждый заключенный в КП обязан работать или учиться), здесь даже можно жить вместе с семьей.

На практике все далеко не так радужно. Во-первых, колонии-поселения делятся на два основных типа, и условия содержания заключенных в этих двух типах колоний сильно отличаются друг от друга.

Первый тип, КП для впервые отбывающих наказание или совершивших преступление по неосторожности, отличается более мягкими условиями – особенно, если колония расположена в сравнительно крупном населенном пункте.

Второй тип колоний-поселений (их в разы меньше) – это КП для ранее отбывавших наказание. Сюда переводят заключенных, отсидевших часть срока в обычной колонии общего режима.

В колониях-поселениях вы не увидите вышек с вооруженной охраной. Тем не менее, условия содержания заключенных здесь в чем-то бывают более строгими, чем в колониях общего режима

КП-21, откуда с нами вышел на связь заключенный, именно из таких. Она расположена посреди дремучих лесов в поселке “10-й километр”. Лагерный пункт появился здесь в 1959 году – для использования труда зэков на лесозаготовках и обслуживания железнодорожной ветки, по которой вывозился срубленный лес.

Как следует из исторической справки на сайте пермского управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), в то время в поселке помимо самой колонии были пересыльный пункт, кирпичный завод, магазин и детский сад.

И тогда, и сейчас КП-21 фактически представляет собой изолированный трудовой лагерь посреди леса.

Несмотря на то что перевод в колонию-поселение рассматривается ФСИН как поощрение (из КП легче освободиться условно-досрочно), порой эти исправительные учреждения в реальности имеют куда более строгий режим, чем обычные колонии.

Как рассказала Радио Свобода адвокат Международной правозащитной группы “Агора” Светлана Сидоркина, руководство колоний-поселений пользуется тем, что заключенные готовы терпеть ради скорейшего освобождения практически все. Тем не менее, этому терпению тоже бывает предел.

“В моей практике был случай, когда заключенный колонии-поселения в Тверской области специально нарушил режим, чтобы его отправили обратно в обычную колонию”, – говорит Сидоркина.

Заключенный колонии-поселения 21 в Пермском крае, обратившийся в нашу редакцию, не может позволить себе такой роскоши. В предыдущей колонии он постоянно писал жалобы на начальство в вышестоящие инстанции и сейчас уверен, что в случае возвращения его ждет месть со стороны руководства.

Спустя примерно полгода со дня приезда в КП-21 наш собеседник жалуется на тот же рабский труд, который процветает в мордовской ИК-14.

Его зарплата при рабочем дне в 9–10 часов без выходных составляет 75 рублей в месяц после вычетов расходов ФСИН на стоимость питания, одежды и коммунально-бытовых услуг.

Этот человек, попросивший не называть его имени, чтобы не подвергнуться взысканиям со стороны руководства КП-21, прислал нам несколько зарплатных расчетных листков – своих собственных и листков других заключенных.

Суммы в них разнятся от 75 до 400 рублей и зависят от количества выработанных часов, хотя на самом деле, говорит он, практически все заключенные работают без выходных и во внеурочное время – если это понадобится начальству. 75 рублей в месяц – не рекорд для ФСИН. “У меня иногда выходило 29 рублей” – рассказала Радио Свобода Надежда Толоконникова.

Это обычное дело, хотя и незаконно, конечно, столько вычитать. Вычитать по УИК (Уголовно-исполнительный кодекс. – Прим. РС) они имеют право, но расходы на содержание не так велики”.

Плохие отзывы о колонии-поселении №21 можно найти и на форумах родственников заключенных. Вот лишь один из них:

“Город Губаха, поселок 10-ый километр, не дай Бог там кому-то оказаться. Девчонки, третий день вас читаю, случайно зашла на форум… я очень мало понимаю в этом, но знаю не понаслышке. Мой сидит на поселении реально строгого режима, оттуда ЗК, которых выпускают с общего, рвутся обратно всеми способами. Там ад кромешный, я была у него 2 раза на ДС (длительное свидание. – Прим.

РС), я не узнала его. Они там пашут как лошади 11 часов подряд и без выходных и даже присесть нельзя, за малейшую провинность -например, покурил не там и малолетке менту это не нравится – в ШИЗО (штрафной изолятор. – Прим. РС). Много всего, не рассказать сразу…а насчет УДО и надежд нет, хоть и без взысканий…. на ДС менты по 20 раз в день (и ночь) проверяли, еще и хамили”.

Это описание соответствует тому, что рассказал нам по телефону один из заключенных КП-21. Наш собеседник отсидел за разбой более 5 лет в колонии общего режима. Сейчас ему осталось отбыть в заключении всего несколько лет, но этот человек рассчитывает выйти на свободу по УДО уже в июле-августе 2019 года.

– Меня перевели осенью из обычной колонии. Я думал, что будет полегче, но если сравнивать с [называет регион, откуда был переведен в Пермский край], у нас там было более цивилизованно, хотя бы законы какие-то соблюдались. Сюда приехал – ни одежды рабочей не дали, ни даже постельного белья, хотя, думаю, деньги за это всё списываются.

Что привез – в том и пошел работать. Ладно, у меня ещё своё было, а бывает, люди приезжают и у них вообще ничего нет. Выдавать ничего тут не принято. Дома разбираем старые, картошку выгружаем, все это ежедневно, неважно – дождь, снег, выходной. Тут нет выходных вообще. Воскресенье не считается как выходной, не говоря уж о субботе.

Все дни рабочие.

Воскресенье не считается как выходной, не говоря уж о субботе

– С осени вам хотя бы раз давали выходные?

– А зачем? Кто будет работать тогда?

– Сколько часов продолжается рабочий день?

– С 8 утра и до вечера. Вот сейчас, например, метель, снега. Утром вышли часов в 7 и пошли снега чистить. Снега почистили, пришли, пообедали, опять пошли чистить. Машина приехала, которую надо разгрузить, – опять пошли.

Основная нагрузка часов до 5 вечера, но и позже может какая-нибудь машина прийти, например, с продуктами. Осенью было: пришла машина с 20 тоннами картошки. Неважно, что ты работал целый день.

Все опять идут разгружать, как рабы настоящие.

– Сколько платят за такой труд?

– Первый раз, осенью, когда приехал, я получил рублей 80. И так с тех пор. Все остальные также.

– Что можно купить в поселении на эти деньги?

– Пачку сигарет.

– И как живут люди на эти деньги?

– Кто-то получает передачи. Но основная масса, у кого нет никого, так и живут. Как раньше жили, в советские времена, в таких местах, так сейчас и живут.

Колония-поселение, Волгоградская область

​– Чем еще вы занимаетесь за эту зарплату?

– Все хозяйственные работы. Убрать, помыть.

– Есть другая работа в поселке?

– 40 наших поселенцев работают на “частника”: собирают поддоны, сами пилят, сами и упаковывают их. У них зарплата в среднем 900 рублей или чуть больше, но работают очень много. “Частник” платит деньги за каждого осужденного начальству колонии.

Сколько – об этом я не знаю, но интерес у начальства к этому объекту большой, потому что людей туда направляют работать в первую очередь. Также есть депо: это погрузка вагонов и их чистка после разгрузки.

Там тоже наши поселенцы работают, человек 10, их возят туда каждый день на служебной машине. Они тоже работают на “частника”, тоже за копейки. Насколько я знаю, мы все должны, если работаем, получать по закону минимальный размер оплаты труда, что в РФ составляет в среднем 11 тысяч рублей.

Но в этой колонии, насколько я знаю, МРОТ из 140 человек получают не больше 20. Все остальные работают как придется и живут тем, что бог пошлет.

– Попасть на работу за 900 рублей в месяц считается у вас удачей?

– Нет. Они, во-первых, с утра до ночи работают. Все вручную, с молотками в руках, много травм.

– Кто-то из заключенных пробовал жаловаться?

Здесь легко давить на то, что могут обратно отправить в колонию

– Это же колония-поселение. Здесь легко давить на то, что могут обратно отправить в колонию, откуда ты приехал. Они манипулируют людьми. Люди ведь сюда приезжают для чего? Чтобы быстрее освободиться. А тех, кто начинает жаловаться, легко посадить в изолятор, да и отправить обратно.

– Были такие случаи с осени, когда вы сюда заехали?

– Были, как не были. Поэтому остальные молча и сидят.

– Не у всех одинаковое здоровье, возраст. Дают поблажки тем, кто послабее?

– Да, могут дать работу полегче, но тоже на весь день. Посидеть, отдохнуть никак не получится.

– Если заболел или получил травму, что делать?

– Есть медицинский пункт, но лекарств у них почти никаких нет. Освобождений они тоже не дают. Скажут: пиши объяснительную. А объяснительные никто не хочет писать, чтобы нарушение не дали. Все же здесь по УДО хотят освободиться. Поэтому хочешь – не хочешь, больной, косой, хромой – приходится работать.

Тут так: либо ты ходишь, либо ты лежишь

​– При графике работы 7 дней в неделю, да еще и учитывая тяжелый физический труд, проблем со здоровьем просто не может не быть.

– Если что-то совсем серьезное, отвезут в больницу. Как раз на деревообрабатывающем недавно был случай. Они там руками эти поддоны колотят целыми днями, аж ноги подкашиваются. У нас водитель работал на перевозке леса, недавно тоже увезли с пневмонией. Никаких обследований, ничего. Тут так: либо ты ходишь, либо ты лежишь.

А вот так результатами труда заключенных хвастается управление ФСИН по Пермскому краю:

– Начальство колонии привлекает заключенных к работе в своих личных интересах, как это часто бывает в России?

– Сейчас зима еще, поэтому пока особо такого ничего не видно. А так – конечно. Здесь как везде. У них есть свои участки, где надо копать. Или машину, например, отремонтировать – привозят, в наши гаражи загоняют, мы ремонтируем. Такие, бытовые вещи.

– Какие-то дополнительные деньги за это платят?

– Кто как договорится, как везде.

– Когда вы рассчитываете выйти на свободу?

– Летом планировал.

– Когда выйдете, планируете ли обращаться куда-то с официальными жалобами?

Здесь вообще весь край такой, своеобразный

– Конечно. Почему нет? Я вот осенью уехал из [называет регион, где находилась предыдущая колония], я работал 4 года там в столовой. С 6 утра до 8 вечера. Здесь у меня в плане жалоб руки маленько больше развязаны, я уже обратился в прокуратуру, трудовую инспекцию, пожаловался на переработки там.

В той колонии я тоже 4 года без выходных был. Я написал в инспекцию, что можно проверить, запросить камеры, которые все записывают, что ежедневно 4 года подряд я ходил на работу к 6 утра до 8 вечера без выходных и без отпусков. Просто пока я там был, мне бы не дали обращаться на них с жалобой и писать.

А сейчас вот уехал оттуда и попытался, посмотрим.

– На руководство колонии-поселения пока не будете жаловаться?

– А зачем? Пока ты здесь, тебе не дадут полноценно заниматься такими вопросами.

– Что говорят осужденные, которые сидят давно в этой КП? Так всегда было?

– Здесь вообще весь край такой, своеобразный. И законы такие, суровые. Для меня это дико, то, с чем я тут столкнулся.

Ситуацией в колонии-поселении №21 уже заинтересовалась правозащитная организация “Зона права”, принявшая около 10 жалоб на принудительный труд от нынешних и бывших заключенных ИК-14. “По четырем из них мы уже обратились в Следственный комитет с просьбой признать авторов жалоб потерпевшими по уголовному делу.

По остальным, в том числе речь идет о Надежде Толоконниковой, соответствующие заявления будут направлены в ближайшие дни, – говорит координатор организации Булат Мухамеджанов. – Мы уверены, что рабские условия труда, в частности работа в ночное время и мизерные зарплаты, характерны не только для мордовских колоний.

А потому в случае поступления информации от пострадавших готовы работать и по другим регионам”.

Источник: https://www.svoboda.org/a/29798183.html

Что такое колония-поселение для осужденных?

Что такое колония поселения для осужденных

Колония-поселение: что это такое и как там живут – такой вопрос возникает у многих, кто сталкивается с подобным наказанием.

И, действительно, не всем и не всегда сразу понятно, чем отличается такой вариант наказания от прочих колоний и тюрем с разными формами содержания.

Что собой представляет колония-поселение?

Что такое колония-поселение для осужденных, хорошо расписано в российском законодательстве.

По определению это разновидность исправительных учреждений, в которых отбывают наказание те, кто осужден к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности.

Кроме того, попасть в колонию-поселение могут и те, кто впервые совершил преступление, правда, только также, которые относятся к категории небольшой или средней тяжести.

В России такие колонии расположены преимущественно в северных и восточных регионах, где много лесов.

Первые тюрьмы такого плана появились в советской России в 1963 году. Тога они относились к категории исправительно-трудовых колоний-поселений.

В 2019 году, как и ранее, в таких исправительных учреждениях преимущественно находятся те, кто:

  • Совершили преступление по неосторожности и осуждены за это на срок не более 5 лет.
  • Положительно характеризуются во время заключения под стражу и переведены из колоний общего и строго режима.

Отбывание наказания в колонии-поселении назначается судом по совокупности тяжести наказания и улик. Многих волнует вопрос: каковы условия содержания в таких колониях.

Какие особенности есть

Чем отличается колония общего режима от колонии-поселения – вопрос, интересующих тех, кому грозит такое наказание. Как отмечают эксперты, по сути своей проживание в колонии-поселении – это и не наказание вовсе.

Такая форма исправительных работ больше напоминает вахту в какой-то лесистой местности или на предприятиях деревообрабатывающей промышленности.

Здесь отсутствует тотальный контроль со стороны руководства колонии, а также практически нет надзирателей.

По сути своей персонал тут нужен только для того, чтобы отслеживать, как заключенные стараются адаптироваться социально, могут вести жизнь без преступлений, не превышая рамок дозволенного и общепринятого.

В колонии нет серьезных ограждений, вследствие чего у арестантов нередко возникает желание самовольно покинуть свое исправительное учреждение.

Однако в связи с тем, что находятся такие колонии в лесах, где не ходит транзитный транспорт, а без еды и воды в которых жизни просто нет, поиски беглецов обычно быстро заканчиваются успехом.

Условия отбывания наказания здесь

В колонии-поселении действуют следующие условия:

  • За арестантами не наблюдают надзиратели: все заключенные могут беспрепятственно передвигаться по территории учреждения. Также им бывает разрешено посещать соседние населенные пункты, если таковые имеются и если есть на то договоренность между колонией и поселком.
  • Нет ограничений на получение посылок: правда, есть исключение – нельзя проносить на территорию колонии посылки, в которых могут содержаться предметы, провоцирующие асоциальный образ жизни.
  • Форма одежда – гражданская: поэтому на вопрос: что взять с собой в колонию-поселению, ответ прост: привычный стиль. Считается, что таким образом те, кто отбывают наказание, не выделяются на фоне других, что помогает им проще адаптироваться.
  • Колонии делятся на гендерные: мужские, женские, детские.
  • Администрация может в любой момент провести обыск: при обнаружении предметов, которые относятся к категории запрещенных к нарушителю будут применены санкции, вплоть до перевода в исправительную колонию.
  • Вне зависимости от материального положения осужденного он обязательно должен трудиться – именно труд должен выработать полезные привычки. Вся работа ведется в соответствии с трудовым законодательством.
  • В свободное от работы время осужденные могут осваивать новые профессии – для этого на территории колонии есть образовательные учреждения.

В колонии-поселении можно даже проживать с семьей. Это возможно, если человек зарекомендовал себя положительно. Тогда он может жить с семьей в арендованной помещении.

В такой ситуации ему придется не реже, чем 4 раза в месяц ходить в колонию и отмечаться.

Отдельно стоит рассмотреть вопрос: можно ли пользоваться мобильным телефоном, имеет вполне просто ответ. Несмотря на такую свободу, использовать средства связи заключенным нельзя.

Какие границы у колонии-поселения

Колония-поселение должна быть оформлена по определенным правилам.

Так, если она стоит в пределах населенного пункта, то ее территория будет огорожена, появится контрольно-пропускной пункт.

При этом проходить через него свободно могут только представители администрации и сами поселенцы.

Границы зависят от расположения исправительного учреждения – ориентиром служит радиус в 5 км от центра колонии.

Что должно быть в колонии

Если рассматривать внутреннее обустройство колонии-поселения, то в ее пределах должно быть все необходимо для полноценной жизни арестантов.

На территории присутствуют:

  • Амбулатория и стационар.
  • Столовая.
  • Магазин.
  • Баня.
  • Школа.
  • Библиотека.
  • Актовый зал.
  • Кинозал.

Отдельно предусмотрены условия для приема гостей – тех, кто приедет к осужденному на свидание.

Дежурная смена администрации выполняет определенные контролирующие функции:

  • Выясняет наличие всех осужденных в пределах колонии в промежуток времени между отбоем и подъемом.
  • Осуществляет проверку поведения их в быту и на работе.
  • Контролирует личные взаимоотношения.
  • Пресекают попытки доставить на территорию исправительного учреждения запрещенных предметов, которые прописаны в уставе исправительного учреждения.
  • Обеспечивают психологическую стабильность.

Обязанности и ограничения осужденных

Естественно, что при столь мягком наказании все осужденные имеют определенные обязанности, а также могут быть ограничены в правах.

В числе обязанностей называют:

  • Запрос разрешения на выход за пределы исправительного учреждения.
  • Обязанность работать – можно найти себе работу самостоятельно, все свои жизненные потребности заключенные обеспечивают сами.
  • Необходимость сдать по прибытии все свои документы руководству колонии: всем выдается справка, которая заменяет на время отбывания наказания паспорт и прочие документы, ее используют и при трудоустройстве, а также для получения почтовых отправлений и даже для заключения брака.

Есть и ряд действий, которые выполнять арестантам нельзя. Так, к их числу относят:

  • Выход за пределы колонии без разрешения со стороны руководства колонии.
  • Запрет на пронос алкоголя и наркотиков на территорию.
  • Запрет на пронос и хранение оружия любого вида.
  • Нельзя заключенным приобретать свои транспортные средства.
  • Нельзя покупать медицинские препараты самостоятельно без врачебного рецепта.

Сколько длится карантин

Что такое карантин в колонии-поселения – этот вопрос задается теми, кто собирается на переезд нередко. Карантин в исправительных учреждениях регулируется частью 2 статьи 79 УК.

Осужденные, прибывшие к месту отбытия наказания, проводят в карантине до 15 суток. В этот период они пребывают в обычных условиях отбывания наказания.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/koloniya-poselenie-chto-eto-i-kak-tam-zhivut/

СоцЗащита
Добавить комментарий