Перевод долга гк рф

Глава 24. ГК РФ Перемена лиц в обязательстве (ст.ст. 382 – 392.3) | ГАРАНТ

Перевод долга гк рф

3. Уступка требования (цессия)

Статья 388. Условия уступки требования

1. Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

2. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

3. Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

4. Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.

Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения.

Если договором был предусмотрен запрет уступки права на получение неденежного исполнения, соглашение об уступке может быть признано недействительным по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона соглашения знала или должна была знать об указанном запрете.

5. Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

Статья 388.1. Уступка будущего требования

1. Требование по обязательству, которое возникнет в будущем (будущее требование), в том числе требование по обязательству из договора, который будет заключен в будущем, должно быть определено в соглашении об уступке способом, позволяющим идентифицировать это требование на момент его возникновения или перехода к цессионарию.

2. Если иное не установлено законом, будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения. Соглашением сторон может быть предусмотрено, что будущее требование переходит позднее.

Статья 389. Форма уступки требования

1. Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.

2. Соглашение об уступке требования по сделке, требующей государственной регистрации, должно быть зарегистрировано в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Статья 389.1. Права и обязанности цедента и цессионария

1. Взаимные права и обязанности цедента и цессионария определяются настоящим Кодексом и договором между ними, на основании которого производится уступка.

2. Требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное.

3. Если иное не предусмотрено договором, цедент обязан передать цессионарию все полученное от должника в счет уступленного требования.

Статья 390. Ответственность цедента

1. Цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, за исключением случая, если цедент принял на себя поручительство за должника перед цессионарием.

Если иное не предусмотрено законом, договор, на основании которого производится уступка, может предусматривать, что цедент не несет ответственности перед цессионарием за недействительность переданного ему требования по договору, исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, при условии, что такая недействительность вызвана обстоятельствами, о которых цедент не знал или не мог знать или о которых он предупредил цессионария, в том числе обстоятельствами, относящимися к дополнительным требованиям, включая требования по правам, обеспечивающим исполнение обязательства, и правам на проценты.

2. При уступке цедентом должны быть соблюдены следующие условия:

уступаемое требование существует в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием;

цедент правомочен совершать уступку;

уступаемое требование ранее не было уступлено цедентом другому лицу;

цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования.

Законом или договором могут быть предусмотрены и иные требования, предъявляемые к уступке.

3. При нарушении цедентом правил, предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи, цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков.

4. В отношениях между несколькими лицами, которым одно и то же требование передавалось от одного цедента, требование признается перешедшим к лицу, в пользу которого передача была совершена ранее.

В случае исполнения должником другому цессионарию риск последствий такого исполнения несет цедент или цессионарий, которые знали или должны были знать об уступке требования, состоявшейся ранее.

Источник: http://base.garant.ru/10164072/9e534a707b90f3959c591b7a385541ab/

Вс рф разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

Перевод долга гк рф

Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга – замена должника (гл. 24 ГК РФ). В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников.

На обеспечение защиты их прав и направлено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 “О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки” (далее – Постановление).

К наиболее важным разъяснениям Суда можно отнести следующие.

Уступка требования (§ 1 гл. 24 ГК РФ).Под уступкой требования понимается переход прав, принадлежащих на основании обязательства первоначальному кредитору (цеденту), к новому кредитору (цессионарию) по договору (п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ).

К договору об уступке требования применяются положения гражданского законодательства о соответствующем виде сделки, отметил ВС РФ.

Так, при уступке требования по договору купли-продажи цедент, который в этом случае является продавцом, должен передать требование свободным от прав третьих лиц (по смыслу п. 1 ст. 460 ГК РФ).

В случае неисполнения им этой обязанности цессионарий (покупатель), который не знал и не должен был знать о наличии прав третьих лиц, вправе требовать уменьшения цены или расторжения договора (абз. 3 п. 1 Постановления).

В случае, когда уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, сам договор об уступке тоже должен быть зарегистрирован (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Значит, именно с момента регистрации он считается заключенным для третьих лиц (п. 3 ст.

433 ГК РФ). Однако отсутствие регистрации договора не влечет никаких негативных последствий для должника, который был письменно уведомлен цедентом об уступке требования и на этом основании предоставил исполнение цессионарию, подчеркнул Суд (п.

2 Постановления).

По общему правилу, новый кредитор может получить меньше прав, чем было у первоначального – в случае уступки права требования в части (п. 2-3 ст. 384 ГК РФ). Уступить же ему больше прав, чем имеет сам, первоначальный кредитор не вправе.

Однако объем прав цессионария все же может увеличиться – в связи с его особым правовым положением, например если на него распространяются нормы Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 “О защите прав потребителей”, считает ВС (абз. 2 п.

4 Постановления).

Поскольку закон позволяет уступать не только уже существующее, но и будущее требование (ст. 388.

1 ГК РФ), Суд посчитал нужным разграничить такое будущее требование, которое переходит к цессионарию с момента возникновения, и требование, по которому не наступил срок исполнения (например, требование займодавца о возврате займа до наступления срока возврата), – оно передается в момент заключения договора об уступке (абз. 2 п. 6 Постановления). Причем если впоследствии уступка будущего требования не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло, цедент несет ответственность за неисполнение договорных обязательств. Аналогичное правило действует и в случае невозможности перехода требования по причине того, что оно прекратилось или принадлежит другому лицу – цедент также не освобождается от ответственности за неисполнение договора, отметил ВС РФ (п. 8 Постановления).

Целый раздел Постановления посвящен допустимости уступки требования, в частности – без согласия должника на переход требования к другому кредитору.

Оно, напомним, требуется только в прямо предусмотренных законом случаях (например, п. 2 ст.

388 ГК РФ) и при включении соответствующего условия в договор, но и в этом случае признать сделку по уступке недействительной непросто (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ).

Тем не менее, если уступка требования по неденежному обязательству без согласия должника делает его исполнение более обременительным, должник вправе исполнить данное обязательство цеденту, отметил Суд (п.

15 Постановления).

В случае, когда переход требования не признан обременительным для должника, но требует от него дополнительных затрат, соответствующие расходы должны возмещаться цедентом и цессионарием солидарно.

Помимо перечисленного, в Постановлении уточняются также порядок надлежащего уведомления должника об уступке требования и особенности предъявления возражений должника против требований новых кредиторов.

Перевод долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ).Согласно закону перевод долга производится – с согласия кредитора – по соглашению между первоначальным должником и новым должником.

В обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен также по соглашению между кредитором и новым должником, который принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

При этом возможны два варианта перевода долга по обязательству сторон, связанному с предпринимательской деятельностью (п. 26 Постановления):

  • кумулятивный – первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно;
  • привативный – первоначальный должник выбывает из обязательства.

В случае, когда из соглашения сторон непонятно, какой вариант перевода долга ими согласован, ВС РФ предлагает исходить из презумпции выбытия должника (п. 27 Постановления). Если же неясно, о чем договорились новый должник и кредитор: о кумулятивном переводе долга или поручительстве, следует считать их соглашение договором поручительства.

Процессуальные вопросы. Поскольку смена лиц в материально-правовых отношениях предполагает процессуальное правопреемство, ВС РФ дал ряд разъяснений, касающихся перемены лиц как в период рассмотрения спора в суде, так и на стадии исполнительного производства. 

Также Суд отметил, что содержащаяся в договоре первоначального кредитора и должника арбитражная оговорка сохраняет силу при смене кредитора, а обязательный досудебный порядок считается соблюденным в том числе в случае, когда претензия была направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано новым кредитором (п. 31-32 Постановления).

Источник: https://www.garant.ru/news/1156574/

Топ-5 ситуаций для перевода долга

Перевод долга гк рф

Гражданское законодательство дает контрагентам достаточно широкий набор средств, позволяющих закрыть денежные обязательства без использования живых денег.

В нынешних условиях, когда многие организации испытывают дефицит свободных денежных средств, это может быть весьма удобно. Один из способов урегулирования взаимных обязательств — это перевод долга.

Но, применяя такой способ, нужно помнить, что налоговые последствия таких сделок будут значительно отличаться от привычных бухгалтеру.

Что такое перевод

При переводе долга должник полностью выбывает из отношений по первоначальному договору, а его место занимает новое лицо (на которое переводится долг). Другими словами, после подписания соглашения о переводе долга вся полнота ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства ложится уже на нового должника.

В этом заключается главное отличие от исполнения обязательства третьим лицом, как это предусмотрено ст.

313 ГК РФ, когда перемены лиц в первоначальном договоре не происходит, третье лицо лишь выступает фактическим исполнителем обязанности по перечислению средств, а ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение все равно лежит на стороне по договору.

Перевод долга оформляется в виде соглашения между стороной, передающей свое обязательство (по уплате денег, отгрузке продукции и т. п. ), и стороной, принимающей такую обязанность (п. 2 ст. 391, п. 1 ст. 389 ГК РФ). При этом на перевод долга нужно получить согласие кредитора — таково требование п. 1 ст. 391 ГК РФ.

Оформляется данное согласие либо отдельным документом, либо путем включения соответствующего реквизита в само соглашение о переводе долга.

В первом случае в документе, подтверждающем согласие кредитора на перевод долга, должны содержаться сведения о том, какой именно долг переводится (по какому договору, в какой сумме) и кто будет новым исполнителем.

Такие же сведения должно содержать и соглашение о переводе долга. В нем детально описывается договор, из которого вытекает переводимый долг. Обратите внимание, что можно переводить не только основной долг, но и долг по уплате штрафных санкций. Причем как вместе, так и по отдельности в любом сочетании (п.

21 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120).

В этом случае в соглашении указывается, переводится ли только основной долг или новый должник берет на себя и обязанности по уплате штрафных санкций, имеющихся на дату перевода долга.

На практике каждая сделка по переводу долга имеет свои нюансы. И в этом-то и заключаются основные сложности в части налогового учета, поскольку каких-то универсальных советов тут дать невозможно. Дальше мы детально разберем наиболее распространенные случаи перевода долга и их налоговые последствия.

Ситуация первая: переводим долг по оплате товаров на своего покупателя

Начнем с самой простой и, наверное, самой распространенной ситуации, когда у организации есть долг за поставленную продукцию и одновременно компания сама является кредитором по договору купли-продажи с третьим лицом. Логично «схлопнуть» эту операцию и отдать свой долг покупателю, и пусть он расплачивается не с вами, а с вашими кредиторами.

Давайте разберем налоговую сторону вопроса у всех задействованных сторон сделки.

В части НДС для первоначального должника заключение соглашения о переводе долга никаких последствий не повлечет. Ведь на этот момент право на вычет «входного» НДС по приобретенной у кредитора продукции уже реализовано.

Равно как и уже наступила обязанность заплатить налог по товарам, если компания отгрузила товар своим покупателям. Так что при переводе долга никаких изменений в отношениях с бюджетом не произойдет: принятые к вычету и начисленные к уплате суммы НДС останутся как есть.

Сама операция перевода долга (в отличие от уступки права требования) НДС не облагается (ст. 146, 154 НК РФ).

Для налога на прибыль перевод долга имеет значение, только если первоначальный должник применяет кассовый метод.

Поскольку он из обязательства по оплате товаров кредитору выбывает, то его встречное обязательство по оплате считается прекращенным (п. 1 ст. 391 ГК РФ). А для целей НК РФ это приравнено к получению оплаты (п. 3 ст. 273 НК РФ).

Таким образом, соответствующие затраты считаются оплаченными, то есть выполняется одно из условий для признания расходов.

По той же самой логике прекратится и задолженность нового кредитора перед прежним по оплате товаров, что означает возникновение дохода при кассовом методе (п. 2 ст. 273 НК РФ). Следовательно, на дату перевода долга первоначальный должник признает выручку от реализации товаров (работ, услуг) по договору, заключенному со своим покупателем.

Теперь перейдем на сторону нового должника, принявшего от своего поставщика обязанность заплатить по его долгам в обмен на освобождение от платы по заключенному с ним договору поставки.

В части НДС у него также сохранится статус-кво: право на вычет «входного» НДС, предъявленного поставщиком, долг которого принял на себя новый должник, уже реализовано. К новому должнику не перейдет право на вычет по договору, оплату по которому он будет производить, ведь там это право тоже уже использовано прежним должником.

Для налога на прибыль принятие долга от своего поставщика одновременно влечет и прекращение обязанности нового должника по оплате приобретенных товаров (работ, услуг). При методе начисления этот факт, понятно, значения не имеет. А вот при кассовом методе это означает, что затраты на приобретение товаров (работ, услуг) признаются оплаченными (п. 3 ст. 273 НК РФ).

Деньги, которые новый должник перечислит кредитору по принятому на себя долгу, в расходах по налогу на прибыль не учитываются, поскольку в результате такого перечисления оплачиваются чужие затраты (п. 1 ст. 252 НК РФ).

Наконец, третья сторона сделки — кредитор. Для него замена должника не влечет каких-либо последствий ни по НДС, ни по налогу на прибыль. По НДС последствий не будет, так как на дату перевода долга налоговая база со стоимости отгруженных товаров (работ, услуг) уже определена и оснований для корректировки исчисленной суммы НДС нет (п. 1 ст. 154, подп. 1 п. 1 ст. 167 НК РФ).

По налогу на прибыль последствий не будет, так как несмотря на замену обязанного провести оплату лица сама обязанность по оплате никуда не денется. А значит, даже при кассовом методе основания для признания доходов от реализации появятся не ранее, чем от нового должника поступят деньги или это обязательство будет погашено иным способом (п. 2 ст. 273 НК РФ).

Ситуация вторая: переводим долг по оплате под обязательство по поставке

Теперь немного усложним ситуацию. Предположим, организация имеет задолженность по оплате товаров, и этот долг она переводит на своего покупателя, которому обязуется поставить товары (выполнить работы, оказать услуги) на сумму переведенного долга. Посмотрим, как такая операция скажется на налогах у каждой из сторон.

Начнем с того, кто переводит долг, то есть с первоначального должника. Понятно, что НДС, принятый к вычету по продукции, долг по оплате которой переводится, останется без изменений, так как оснований для корректировки налоговой базы нет (п. 2 ст. 171, п. 1 ст. 172 НК РФ).

Но так как долг переводится под обязательство поставить новому должнику товары (работы, услуги), то эти товары на дату перевода долга будут считаться оплаченными. А значит, факт перевода долга порождает для первоначального должника предоплату в неденежной форме, что влечет обязанность определить налоговую базу по НДС (подп. 2 п. 1 ст. 167 НК РФ).

Ведь каких-либо исключений для предоплаты в безденежной форме Налоговый кодекс не делает (п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 № 33).

Источник: https://www.eg-online.ru/article/286289/

Перевод долга в ГК РФ и разъяснениях Верховного суда РФ

Перевод долга гк рф

Здравствуйте, уважаемые читатели! Этой статьей довожу до логического завершения цикл статей о перемене лиц в обязательстве. Нам осталось поговорить о том, что такое перевод долга и проанализировать разъяснения ВС РФ о применении соответствующих норм.

Напомню, что некоторые базовые представления уже освещались в одной из предыдущих статей о перемене лиц в обязательстве.

  • Особенности замены должника в обязательстве.
  • Виды перевода долга.
  • Возражения нового должника против требований кредитора.
  • Передача договора.
  • Особенности замены должника в обязательстве

    Перевод долга — это передача долга по обязательству должником другому лицу.

    Этот случай перемены лица в обязательстве противоположен цессии. Там менялся кредитор, здесь меняется должник.

    Перевод долга может осуществляться как в силу закона, например, в случае реорганизации должника, так и на основании сделки.

    Личность должника обычно важна для кредитора. Вдруг новый должник окажется менее платежеспособным, чем первоначальный? Поэтому для перевода долга необходимо получить согласие кредитора (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

    Разумеется, это не касается случаев перевода долга в силу закона.

    На практике обычно заключается письменное трехстороннее соглашение о переводе долга, в котором помимо первоначального и нового должников ставит свою подпись кредитор по основному обязательству.

    Если согласия кредитора нет, то соглашение о переводе долга является ничтожным (абз. 1 п. 2 ст. 391 ГК РФ). Согласие кредитора может быть получено заранее, еще до заключения соглашения. Позднее, когда оно будет заключено, достаточно отправить кредитору уведомление об этом. С момента его получения перевод считается состоявшимся (абз. 2 п. 2 ст. 392 ГК РФ).

    Требования к форме договора те же самые, что и при уступке права требования. Действует аналогичное правило: форма соглашения о переводе долга следует форме сделки, в которой меняется должник.

    Обычно при переводе долга соглашение заключается между старым и новым должником при условии согласования замены кредитором.

    Если обязательство связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, абз. 2 п. 1 ст. 391 ГК РФ допускает возможность заключения соглашения о переводе долга между кредитором и новым должником.

    В Постановлении Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54 переводу долга посвящены всего 3 пункта. Но они очень и очень важные.

    Виды перевода долга

    Самое первое разъяснение, данное в п. 26 Постановления Пленума ВС РФ № 54 касается объема ответственности первоначального и нового должников перед кредитором в обязательствах, которые связаны с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности. В зависимости от этого выделены два вида (варианта) замены должника в обязательствах.

    1. Привативный перевод долга — первоначальный должник выбывает из обязательства.
    2. Кумулятивный перевод долга — первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно, т. е. кредитор может потребовать исполнения от любого из них в любом объеме. Такой перевод долга иногда называют «вступлением в долг нового должника».

    Соглашением сторон может быть предусмотрена субсидиарная ответственность первоначального должника. Тогда кредитор сперва обязан предъявить требование к новому должнику и только потом, если тот его не исполнит, к первоначальному.

    Таким образом, при кумулятивном переводе кредитор получает право требовать исполнения обязательства с любого из должников.

    Не всегда из соглашения ясно, какой именно перевод долга имели в виду его стороны. Поэтому п. 27 Постановления Пленума ВС РФ № 54 установлено общее правило — в случае неопределенности перевод долга считается привативным и первоначальный должник выбывает из обязательства.

    Иногда бывает неясно, согласовали кредитор и новый должник в соглашении кумулятивный перевод долга или поручительство.

    Обе модели очень похожи.

    И там, и там солидарная ответственность. В поручительстве к поручителю, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора (п. 1 ст. 365 ГК РФ), а при переводе долга права кредитора переходят к новому должнику, исполнившему обязательство. Отличия, конечно, тоже есть, но они в деталях.

    Пленум ВС РФ решил дать приоритет договору поручительства и указал в п. 27 Постановления № 54:

    «В случае, если неясно, кумулятивный перевод долга или поручительство согласованы кредитором и новым должником, осуществляющими предпринимательскую деятельность, следует исходить из того, что их соглашение является договором поручительства (статья 361 ГК РФ)».

    Возражения нового должника против требований кредитора

    В соответствии со ст. 392 ГК РФ новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником, но не вправе осуществлять в отношении кредитора право на зачет встречного требования, принадлежащего первоначальному должнику.

    В п. 28 Постановления Пленума ВС РФ № 54 уточнено, что эта норма касается привативного перевода долга.

    При кумулятивном правила сформулированы несколько иначе.

    Во-первых, новый должник в этом случае вправе выдвигать против требования кредитора возражения, которые имел против требования кредитора первоначальный должник.

    Во-вторых, к возражениям первоначального и нового должников против требования кредитора, возникшим после совершения кумулятивного перевода долга, применяются положения ст. 324 ГК РФ. Каждый из должников не вправе выдвигать возражения, которые основаны на отношениях другого должника с кредитором, в которых первый должник не участвует.

    С этой позиции один должник при кумулятивном переводе долга также не может осуществлять право на зачет, принадлежащее другому должнику по обязательству, в котором первый не участвует.

    Еще одна правовая позиция ВС РФ касается ситуации, когда новый должник не получил от первоначального вознаграждения за принятие долга на себя. Это обстоятельство новый должник не вправе выдвигать в качестве возражения против требования кредитора.

    Точно также новый кредитор не вправе ссылаться на недействительность перевода долга в силу пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ (недопустимость дарения между коммерческими организациями).

    В этой связи интересно одно дело, рассмотренное ВС РФ (Определение от 20.12.2017 № 310-ЭС17-3279 (2)) и попавшее в п. 19 Обзора судебной практики № 1 (2018).

    СКЭС ВС РФ рассмотрела дело, в котором имел место привативный перевод долга. Новый должник исполнил обязательство.

    Первоначальный должник впал в банкротство и новый должник обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов требования о возмещении выплаченных кредитору сумм.

    Суд первой инстанции, апелляция и суд округа удовлетворили заявление нового должника частично. А вот ВС РФ отменил эти судебные акты и отказал в удовлетворении заявления полностью. Судебная коллегия указала:

    «В случае исполнения после привативного перевода долга новым должником своих обязательств перед кредитором погашается его собственный долг, при этом подобное исполнение в отличие от случаев поручительства или кумулятивного принятия долга (абзац второй п. 1 ст. 391 ГК РФ) не предоставляет новому должнику прав требования (суброгационных или регрессных) к первоначальному должнику».

    Тонкость состояла в том, что соглашение о переводе долга не содержало условий о выплате какого-либо вознаграждения новому должнику за принятие на себя долга. Позиция ВС РФ сводится к следующему:

    «Если при привативном переводе долга отсутствует денежное предоставление со стороны первоначального должника и не доказано намерение нового должника одарить первоначального, предполагается, что возмездность данной сделки имеет иные, не связанные с денежными основания, в частности вытекает из внутригрупповых отношений первоначального и нового должников».

    Иными словами, предполагается, что какую-то выгоду за принятие долга на себя новый должник получает и она не обязательно должна быть денежной. Иначе зачем брать на себя долг другого лица? Именно поэтому правило п. 3 ст. 424 ГК РФ об определении цены в денежном выражении в такой ситуации не применяется.

    Передача договора

    Пленум ВС РФ дал несколько разъяснений по передаче договора, когда одна из его сторон передает третьему лицу весь комплекс прав и обязанностей по нему, а не только какое-то определенное требование или долг.

    В качестве примера в п. 29 Постановления Пленума ВС РФ № 54 указан договор перенайма.

    Третье лицо полностью заменяет первоначального арендатора. Это третье лицо обязано вносить арендную плату за все периоды пользования имуществом, в том числе до вступления в договор, если в соглашении о передаче договора не предусмотрено иное.

    Если перенаем правомерно происходит без согласия арендодателя, то за встречное исполнение в ответ на исполнение, осуществленное арендодателем до заключения соглашения о передаче договора, первоначальный и новый арендаторы отвечают солидарно.

    И немаловажно, что недействительность отдельного условия соглашения о передаче договора в части одного из прав, требований влечет недействительность всего соглашения. Исключение составляют случаи, когда можно предположить, что даже без включения недействительной части, сделка все-равно была бы совершена.

    Таковы основные правила осуществления перевода долга и передачи договора. Надеюсь, все понятно объяснил.

    В заключение небольшая новость — я недавно создал в социальной сети «ВКонтакте» группу «Правовые смыслы современности». Новые посты там выходят каждый день (кроме выходных). Подписывайтесь! Буду рад всем.

    Источник: https://lawyerlife.ru/grazhdanskoe-pravo/perevod-dolga-v-gk-rf-i-razyasneniyah-vs-rf.html

    Перевод долга. Проект замены кондикции на микс фикции и реституции при недействительности делегации в ст. 391 ГК РФ

    Перевод долга гк рф

    Минфином России на федеральном портале проектов НПА размещен законопроект о совершенствовании гражданско-правового регулирования лизинговой деятельности (ID 02/04/09-18/00083902).

    Помимо правил, касающихся собственно лизинга, документ содержит также предложение дополнить статью 391 ГК РФ новым пунктом 3¹, включающим две нормы, которые призваны совершить революцию в институте перевода долга.

    (1) В случае признания недействительным соглашения о переводе долга исполнение, произведенное новым должником в пользу кредитора, в целях определения последствий недействительности указанного соглашения считается полученным прежним должником (абз. 1 п. 3¹ ст. 391).

    Норма представляет собой попытку решения актуальной практической проблемы, состоящей в определении последствий признания недействительным соглашения о переводе долга. Актуальность обусловлена наличием ошибок в правоприменительной практике: имеют место случаи обращения нового должника с требованием о возврате исполненного от кредитора в качестве последствия недействительности перевода долга.

    Между тем действующее законодательство (в его корректной трактовке) содержит удовлетворительное решение для данной ситуации – такое требование нового должника к кредитору не подлежит удовлетворению:

    – ни по правилам о реституции (поскольку кредитор не является стороной сделки перевода долга, а реституционное требование согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ может быть предъявлено только одной стороной недействительной сделки другой стороне),

    – ни по правилам о неосновательном обогащении (поскольку кредитор получает причитающееся ему исполнение в счет действительного требования, возникшего из действительной сделки, что исключает предъявление к нему кондикционного притязания согласно ст. 1102 ГК РФ).

    Если перевод долга признается недействительным, вся ситуация регулируется устоявшимися в практике правоположениями об исполнении обязательства одним лицом за другое: исполненное не может быть кондицировано плательщиком от кредитора (абз. 4 п. 20 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении”).

    При этом ввиду исполнения обязательства новым должником (потерпевшим) за его счет образуется неосновательное обогащение (в форме сбережения имущества вследствие уменьшения обязанностей) у прежнего должника (приобретателя), который и обязан возместить неосновательно сбереженное согласно ст. 1102 ГК РФ.

    Данное регулирование, универсальное для континентальных правопорядков (см., например, п. (1)(a) ст. VII.

    –3:101 Модельных правил европейского частного права) не нуждается в изменении – необходимость каких-либо реформ в этом отношении никак не обоснована.

    Практическая потребность заключается лишь в должном уяснении участниками оборота и правоприменительными органами содержания действующих норм.

    Существо предлагаемого законопроектом изменения сводится к использованию такого приема юридической техники, как введение фикции (признание несуществующего положения вещей существующим): она состоит в признании исполнения, произведенного новым должником в пользу кредитора, полученным не самим кредитором (как это есть на самом деле), а прежним должником.

    Эффект данного изменения должен заключаться лишь в том, что при сохранении существа и субъектного состава обязательства (как они следуют из действующего регулирования) меняется только его квалификация: для возврата исполненного новому должнику придется обращаться к прежнему должнику не с кондикционным требованием (ст. 1102 ГК РФ), а с реституционным (п. 2 ст. 167 ГК РФ), при том, что к последним субсидиарно также применяются правила о кондикционных требованиях (п. 1 ст. 1103 ГК РФ).

    Комментируемая норма законопроекта предполагает изменить регулирование в отсутствие в этом какой-либо насущной потребности, а также в отсутствие какого-либо доктринального обоснования подобного изменения.

    Поэтому представляется правильным сохранить действующее регулирование, исключив норму из законопроекта или даже включив в текст закона положение, конкретизирующее действующее регулирование: в случае признания недействительным соглашения о переводе долга с прежнего должника новым должником может быть истребовано неосновательно сбереженное в размере исполнения, произведенного им в пользу кредитора, по правилам об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60).

    (2) Если кредитор знал или должен был знать об основаниях недействительности сделки перевода долга, то он субсидиарно отвечает перед прежним должником по обязательству нового должника по возврату стоимости полученного исполнения (абз. 2 п. 3¹ ст. 391).

    Сама формулировка сильно нуждается в толковании. По всей видимости, данная норма должна применяться в ситуации, когда перевод долга является элементом более сложного договора, предполагающего также имущественное предоставление прежнего должника в пользу нового должника.

    Зачастую такое предоставление заключается в уступке прежним должником новому прав (требований), возникших из той же сделки, из которой возник переводимый долг, а обе операции – и уступка требования (цессия), и перевод долга (делегация) – совершаются в ходе передачи договора (ст. 392³ ГК РФ).

    Если передача договора признается недействительной целиком, у нового должника возникает перед прежним должником реституционное обязательство вернуть полученное. В большинстве случаев полученное выражается в правах, т.е.

    объектах идеальной природы, которые восстанавливаются в имущественной сфере прежнего должника автоматически и не требуют заявления, удовлетворения и исполнения реституционного требования.

    В отсутствие таких (основных) требований обеспечение их исполнения возложением на кого-либо (включая кредитора) субсидиарной ответственности представляется сомнительным решением.

    Если исполненное прежним должником новому должнику заключается в передаче вещи или денежных средств, оно подлежит возврату по правилам о реституции (п. 2 ст. 167 ГК РФ). За исполнение такого реституционного требования теоретически может быть возложена ответственность и на иное лицо.

    предлагаемой нормы заключается в возложении субсидиарной ответственности (ст. 399 ГК РФ) за исполнение новым должником реституционного требования прежнего должника в ситуации, когда кредитор знал или должен был знать об основаниях недействительности сделки перевода долга.

    Данное решение видится крайне спорным. Сама идея взыскания чего-либо с кредитора в пользу должника (кроме того, что причитается по условиям обязательства совершить встречное предоставление по двусторонне-обязывающей сделке) экзотична для гражданского оборота.

    Упречность поведения кредитора в описываемой ситуации по отношению к прежнему должнику состоит лишь в том, что кредитор, зная о пороках сделки, дает прежнему должнику по его просьбе согласие на очевидно выгодный ему перевод долга новому должнику.

    Негативные последствия сделки для прежнего должника могут выражаться лишь в совершении им встречного предоставления в пользу нового должника, но такое предоставление не нуждается в согласии кредитора и может быть совершено даже вопреки его возражениям.

    Осведомленность кредитора о пороках сделки перевода долга (по отношению к которой он является третьим лицом) не может – в силу логики гражданско-правового регулирования – служить основанием для наказания кредитора путем возложения на него ответственности за исполнение обязательства, стороной которого он не является.

    Это особенно верно также в свете того простого соображения, что порок сделки перевода долга может быть основанием ее оспоримости (а не ничтожности).

    У кредитора нет обязанности отказать в согласовании перевода долга по мотивам наличия таких пороков.

    До эффективного оспаривания сделка действительна, порождает эффект и является основанием для обмена прежнего и нового должников встречными предоставлениями.

    Предоставление в такой ситуации преимущества прежнему должнику (поведение которого вовсе не безупречно) – в виде обеспечения его требований к новому должнику по существу принудительным субсидиарным поручительством кредитора – приведет к нелогичному распределению имущественных благ в обороте, что противоречит основной цели гражданско-правового регулирования.

    До сих пор представления о функциях гражданского права не включали в число последних низвержение кары на недобросовестных (за редкими исключениями вроде института карательных убытков, у которых узкая сфера применения и богатое доктринальное обоснование).

    Напротив, правовосстановительная (а не карательная) направленность санкций гражданского права (т.е.

    перемещение благ из имущественной сферы того, кому они не причитаются, в имущественную сферу того, кому они причитаются) служит одной из его характерных черт, лежащих в основе отграничения частного права от публичного.

    Поэтому представляется правильным норму из законопроекта исключить.

    Источник: https://zakon.ru/blog/2018/10/01/perevod_dolga_proekt_zameny_kondikcii_na_miks_fikcii_i_restitucii_pri_nedejstvitelnosti_delegacii_v_

    СоцЗащита
    Добавить комментарий