Распределение обязанностей по доказыванию

Распределение обязанностей по доказыванию

Распределение обязанностей по доказыванию

В гражданском процессуальном праве обязанность доказывания (ее еще называют бременем доказывания) распределяется следующим образом: каж­дая сторона должна доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений (ст. 50 ГПК).

Если в рассмотрении дела принимает участие третье лицо, заявляющее са­мостоятельное требование на предмет спора, и, следовательно, пользующееся всеми правилами истца, то оно также должно доказать обстоятельства, кото­рые обосновывают его требования. Третье лицо, не заявляющее самостоятель­ных требований на предмет спора, доказывает факты, указывающие на его от­ношения со стороной в процессе.

В силу ч. 3 ст. 50 ГПК, суд может предложить сторонам и лицам, участ­вующим в процессе, представить дополнительные доказательства. Если та­кое представление для них является затруднительным, то суд по их ходатай­ству оказывает им содействие в их собирании.

В некоторых случаях закон в силу допускаемого предположения (пре­зумпции) отступает от общих правил и обязанности по доказыванию распре­деляет между сторонами по-иному. Такое предположение называется дока­зательственной презумпцией.

Например, ст. 1064 ГК устанавливает презумпцию (предположение) ви­ны причинителя вреда. Поэтому в случае предъявления иска о возмещении вреда истец обязан доказать, что действиями ответчика ему причинен вред.

Что касается вины причинителя вреда, то она предполагается и не должна доказываться истцом. Однако ответчик может опровергнуть это предполо­жение, доказав, что вред возник не по его вине.

Таким образом, существова­ние презумпций влечет за собой некоторое перераспределение обязанностей по доказыванию.

К содержанию книги:   Гражданский процесс

Гражданский процесс России

Дополнительное решение. Дополнительное решение может Гражданский процесс России и давать ответы на все поставленные перед судом вопросы. К содержанию книги: Гражданский процесс России bibliotekar.rubibliotekar.ru/grazhdansiy-process-1/147.htm
Система гражданских процессуальных принципов. Принципы Гражданский процесс России По сути это ответ на вопрос о гражданских процессуальных средствах осуществления судебной власти (Т.А. bibliotekar.rubibliotekar.ru/grazhdansiy-process-1/22.htm
Преобразовательные иски называют также конституционными Гражданский процесс России Вопрос о преобразовательных исках в теории гражданского К содержанию книги: Гражданский процесс России bibliotekar.rubibliotekar.ru/grazhdansiy-process-1/107.htm
Кассационное определение. Кассационное определение Гражданский процесс России которым разрешается вопрос о законности и обоснованности пересмотренного решения суда первой инстанции (ст. bibliotekar.rubibliotekar.ru/grazhdansiy-process-1/185.htm
Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на Гражданским процессуальным законодательством не решен вопрос об обжаловании определения об отказе в допуске третьего лица в процесс. bibliotekar.rubibliotekar.ru/grazhdansiy-process-1/49.htm
Полномочия суда кассационной инстанции. Большинство дел с Гражданский процесс России нового решения суд кассационной инстанции должен решить по-новому и вопрос распределения судебных расходов, bibliotekar.rubibliotekar.ru/grazhdansiy-process-1/184.htm
Экспертные заключения. Экспертиза – научный метод, при Гражданский процесс России не решенных ранее, а также повторные, когда заново рассматриваются те вопросы, на которые уже имеются ответы, bibliotekar.rubibliotekar.ru/grazhdansiy-process-1/96.htm
Гражданский процесс как учебная дисциплина. Гражданский Гражданский процесс как учебная дисциплина состоит из общей, особенной и специальной частей. Общая часть включает в себя вопросы, имеющие bibliotekar.rubibliotekar.ru/grazhdansiy-process-1/20.htm
4 ПРАВОВЫЕ ПРОЦЕДУРЫ И СУДЕБНЫЕ ПРОЦЕССЫ (ИМ Из них реально функционируют гражданский и уголовный процессы. Ответ на этот вопрос и должна дать конструкция юридического процесса, bibliotekar.rubibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-1/78.htm
Вынесение и объявление решения. Совещание судей и Гражданский процесс России Правильные и своевременные ответы на указанные вопросы определяют реальность вынесенного акта правосудия.

Источник: http://www.bibliotekar.ru/grazhdanskiy-process-2/119.htm

Доказывание в гражданском процессе: понятие и распределение обязанностей по доказыванию

Распределение обязанностей по доказыванию

Под доказыванием (доказательством) в логике понимают установление истинности одного суждения с помощью других, уже известных положений, суждений, принимаемых за истинные. При этом понятия “доказывание” и “доказательство” обычно употребляются как тождественные.

Судебное доказывание – урегулированный нормами гражданского процессуального права процесс, имеющий своей целью приобретение спорным фактом свойства бесспорности (доказанности); это процесс перехода от вероятных суждений к истинному знанию, обеспечивающему вынесение законных и обоснованных судебных решений.

В юридической науке и законодательстве понятия “доказательство” и “доказывание” различаются. Каждое из них имеет свое содержание. В судебной деятельности доказывается существование или отсутствие фактов, с которыми закон связывает возникновение, изменение, прекращение правоотношений.

Процесс доказывания осуществляется при помощи доказательств.

В юридической литературе определение доказательств осуществляется:

    • либо через факты,
    • либо через сведения о фактах (представляется более справедливым).

Так как информация – это сведения, сообщения, полученные от материальных объектов (т.е. средства установления фактов), то под содержанием доказательств можно понимать информацию, сведения о фактах, подлежащих установлению по делу.

Вместе с тем гражданское процессуальное доказывание осуществляется в соответствии с установленной законом процессуальной формой, т.е. доказательства получают, исследуют и оценивают в строгом соответствии с требованиями гражданского процессуального закона.

Распределение обязанностей по доказыванию

Ст. 56 ГПК РФ устанавливает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет,

    1. какие обстоятельства имеют значение для дела,
    2. какой стороне надлежит их доказывать,
    3. выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Третье лицо, заявляющее са­мостоятельное требование на предмет спора, и, следовательно, пользующееся всеми правилами истца, то оно также должно доказать обстоятельства, кото­рые обосновывают его требования.

Третье лицо, не заявляющее самостоятель­ных требований на предмет спора, доказывает факты, указывающие на его от­ношения со стороной в процессе.

В силу ст. 57 ГПК, суд может предложить сторонам и лицам, участ­вующим в процессе, представить дополнительные доказательства. Если та­кое представление для них является затруднительным, то суд по их ходатай­ству оказывает им содействие в их собирании.

В некоторых случаях закон в силу допускаемого предположения (пре­зумпции) отступает от общих правил и обязанности по доказыванию распре­деляет между сторонами по-иному. Такое предположение называется дока­зательственной презумпцией.

Например, ст. 1064 ГК устанавливает презумпцию (предположение) ви­ны причинителя вреда. Поэтому в случае предъявления иска о возмещении вреда истец обязан доказать, что действиями ответчика ему причинен вред.

Что касается вины причинителя вреда, то она предполагается и не должна доказываться истцом. Однако ответчик может опровергнуть это предполо­жение, доказав, что вред возник не по его вине.

Таким образом, существова­ние презумпций влечет за собой некоторое перераспределение обязанностей по доказыванию.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 50 “О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 48 “О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан”

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 46 “О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)”

Постановление Пленума ВС РФ от 29 ноября 2018 года № 41 “О судебной практике по уголовным делам о нарушениях требований охраны труда, правил безопасности при ведении строительных или иных работ либо требований промышленной безопасности опасных производственных объектов”

Согласно Федеральному закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” пересмотрен порядок разрешения гражданских и административных дел в судах (со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года).

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/dokazivanie-v-grazhdanskom-protsesse-ponyatie-i-raspredelenie-obyazannostey-po-dokazivaniiu

§ 5. Распределение обязанностей по доказыванию. Доказательственные

Распределение обязанностей по доказыванию

Проблематика распределения обязанностей по доказыванию особо актуальна именно для гражданского судопроизводства, поскольку и уголовном судопроизводстве подозреваемый или обвиняемый не дол жен доказывать свою невиновность, соответствующее бремя лежит на стороне обвинения (ч. 2 ст. 14 УПК).

В римском гражданском процессе была выработана универсальная формула, согласно которой каждая сторона должна доказать обстоятельства, на которые она ссылается109.

В дореволюционной России Устав гражданского судопроизводства 1864 г. в ст. 81,366 гласил: «истец должен доказать свой иск. Ответчик, возражающий против требований истца, обязан со своей стороны доказать свои возражения».

Другими словами, на стороны возлагалось основное бремя доказывания, при этом первым к выполнению этого бремени должен был приступить тот, кто обращался за судебной защитой (semper necessitas probandi incumbit illi, qui agit). Если этого не происходило, истцу отказывалось в удовлетворении иска (actore поп probante reus absolvitur).

Подобное правило закреплялось в ст. 118 ГПК РСФСР 1923 г. и ст. 50 ГПК РСФСР 1964г., что означало придание ему сущности правовой аксиомы (А.А. Ференс-Сороцкий).

В действующем процессуальном законодательстве установлено, что доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле (ч. 1 ст. 57 ГПК). Вместе с тем основное бремя доказывания (onus probandi) возложено на истца и ответчика, которые в соответствии с ч. 1 ст.

56 ГПК должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений. Данное долженствование следует отличать от бремени утверждения (onus probandi) — оно заключается в необходимости для стороны, заявляющей требование либо возражение, сослаться на обстоятельства, подтверждающие таковые.

Практика показывает, что зачастую оба вида бремени совпадают, но не всегда, коль скоро наличествуют общеизвестные, преюдициальные и признанные факты.

В отличие от ст. 50 ГПК РСФСР соответствующая ей ст. 56 ГПК РФ содержит еще одно немаловажное указание на то, что общий механизм распределения обязанностей по доказыванию используется неизменно, если иное не предусмотрено федеральным законом. Так, ст.

249 ГПК, говорящая о бремени доказывания по делам, возникающим из публичных правоотношений, определяет иной порядок: обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием Для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействий) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые Действия (бездействия). Кроме того, суд в целях правильного разрешения дела может по своей инициативе истребовать любые доказательственные материалы. По сути, речь идет о процессуальной презумпции вины, которую опровергают субъекты, перечисленные в приведенной статье, вследствие чего целесообразно более подробно затронуть вопрос о влиянии презумпций на бремя доказывания.

В переводе с латинского презумпция (praesumtio) означает предположение. В течение длительного исторического развития было сформулировано множество различных презумпций, основывающихся на предположении того, что факт скорее существует, чем нет.

Их появление было обусловлено практическими трудностями, которые вытекали из состязательного характера судопроизводства, где часто возникали сомнения в том, какая сторона должна убеждать суд в истинности фактических данных.

Выход был найден в казуистической системе перераспределения бремени доказывания. Отсюда и возникли правила-предположения, касающиеся представления доказательств. Они представляли собой умозаключения, выведенные посредством наблюдения за конкретными ситуациями.

Презумпция — выражение того, что происходит чаще всего, утверждали римские юристы (praesumptio sumitur ex eo quod plemmque fit).

Предположения, зафиксированные в праве, получили название законных презумпций (praesumptio juris), которые подразделяются на процессуальные и материальные. Пример первых уже приводился, они в отличие от материальных малочисленны, но, тем не менее, значимы.

Предположения материального права, наоборот, составляют большинство: презумпция вины причинителя вреда; презумпция вины лица, не исполнившего обязательство или исполнившего его ненадлежащим образом; презумпция нахождения долгового документа у должника; презумпция отцовства и др.

В целом презумпции как технико-юридический прием облегчают работу судебного органа и дают исходные данные, принимаемые за истинные. Знания в подобных случаях отнюдь не ложны. В них присутствует потенциальная возможность существования фактов, хотя не исключается и иное.

В этом плане презумпции придают процедуре доказывания гибкость перелагая обязанность доказывания утверждаемого на противную сторону, изменяя общее правило ст. 56 ГПК. Если же обязанность не выполнена, то предполагаемый факт считается установленным и соотносимым с истиной.

Оказывать помощь в ее достижении может и освобожденное от представления доказательств лицо как отмечается в процессуальной литературе, доказывание — право и обязанность субъектов доказывания, следовательно, презумпции освобождают лицо от доказывания, но не лишают его права приводить доказательства и обосновывать факты110.

Источник: https://uchebnikfree.com/grajdanskiy-protsess-pravo/raspredelenie-obyazannostey-dokazyivaniyu-13857.html

Распределение обязанности доказывания и доказательственные презумпции в гражданском процессе

Распределение обязанностей по доказыванию

Общее правило о распределении обязанностей доказывания установлено в ч. 1 ст. 56 ГПК РФ: каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Из этого правила следует, во-первых, что обязанность доказывания возлагается на стороны, и, во-вторых, что каждая сторона обязана доказывать те факты, которые она привела, чтобы обосновать ими свои требования или возражения.

Истец, предъявляя иск, указывает факты, обосновывающие его исковые требования (основание иска). Он обязан доказать эти факты. Ответчик может вести себя в процессе по-разному.

Если он признает иск, то доказывать, конечно, ничего не должен, так же как и в тех случаях, когда ограничивается простым отрицанием, то есть ни на какие факты сам не ссылается. Если же он заявляет возражения против иска, то есть приводит доводы, опирающиеся на определенные факты, то обязан их доказать.

Если истец, в свою очередь, выдвигает возражения против доводов ответчика, он должен доказать факты, обосновывающие эти возражения, и т. д.

Следует учитывать, что суд узнает о существовании доказательств по делу в основном от сторон. Бездеятельность стороны в процессе доказывания может привести к тому, что нужные доказательства не будут обнаружены и факты, в установлении которых она заинтересована, не будут доказаны.

Правила о распределении обязанностей доказывания регулируют процессуальный вопрос: кто должен представлять доказательства в подтверждение того или иного факта. Одновременно это имеет и материально-правовое значение – дело по существу, то есть материально-правовой вопрос, разрешается не в пользу той стороны, на которой лежала обязанность доказать факт, оставшийся недоказанным.

Доказательственная презумпция — это установленное законом предположение о том, что определенный факт существует, если доказаны некоторые другие связанные с ним факты.

Если одна из сторон в обоснование своих требований или возражений ссылается на какой-либо факт, подпадающий под действие доказательственной презумпции, она доказывать этот факт не должна, так как он предполагается существующим. Другая сторона может данное предположение опровергнуть, доказав, что в данном случае презюмируемый факт не имел места.

Больше всего суду при рассмотрении гражданских дел приходится реализовывать следующие виды презумпции:

  • Презумпция вины должника. По действующему праву привлечь к ответственности гражданина или организацию можно лишь при условии их вины. При неисполнении либо ненадлежащем исполнении обязательства должник предполагается виновным, и ему предоставляется возможность опровергать предполагаемую вину (ст. 401 ГК РФ).
  • Презумпция добропорядочности гражданина. Каждый человек предполагается добропорядочным до тех пор, пока в установленном порядке не будут убедительно доказаны факты, отрицательно его характеризующие (ст. 152 ГК РФ). В силу данной презумпции обязанность доказывания правильности и достоверности информации, затрагивающей честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, возлагается на ответчиков, лиц, распространивших данную информацию. Истец лишь должен доказать факт распространения сведений, порочащих его.
  • Презумпция собственности (ст. 209 ГК РФ). Лицо, владеющее и пользующееся какой-либо вещью, предполагается ее собственником, пока не будет доказано обратное, то есть пока не будет опровергнуто в установленном порядке данное предположение.
  • Презумпция смерти долго отсутствующего гражданина. Если человек в месте своего постоянного пребывания отсутствует свыше определенного законом срока и нет сведений о нем, то суд на основании данной презумпции и по правилам особого производства признает лицо умершим (ст. 45 ГКРФ ).
  • Презумпция отцовства. Муж матери ребенка, родившегося от родителей, состоящих в зарегистрированном браке, предполагается отцом этого младенца (ст. 48 СК РФ). Мужчина вправе оспаривать отцовство в судебном порядке.

Судебной практике известны и другие доказательственные презумпции.

Доказательственная презумпция содержится, например, в ст. 1064 ГК РФ, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда:

«Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине». На причинителя вреда возложено бремя доказывания своей невиновности. До тех пор, пока он этого не докажет, будет предполагаться, что он действовал виновно. Таким образом, в ст. 1064 ГК РФ  установлена презумпция вины причинителя вреда.

Доказывание и доказательства в гражданском процессе:

(1 5,00 из 5)
Загрузка…

Источник: https://legalquest.ru/grazhdanskij-process/raspredelenie-obyazannosti-dokazyvaniya-i-dokazatelstvennye-prezumpcii-v-grazhdanskom-processe.html

§ 5. Обязанность доказывания. Распределение обязанностей по

Распределение обязанностей по доказыванию

1. В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Обязанность, или бремя доказывания включает в себя необходимость представления, исследования и оценки доказательств.

Так, истец должен доказывать факты основания иска, а ответчик – факты, обосновывающие возражения против иска.

Одни процессуалисты рассматривают доказывание как юридическую обязанность, другие так не считают.

На наш взгляд, целесообразно вести речь именно об обязанности.

Во-первых, юридическая обязанность представления доказательств прямо закрепляется в отдельных нормах законодательства.

Другое дело, каковы последствия неисполнения такого рода обязанности и в какой плоскости эту обязанность рассматривать (в процессуальной или материально-правовой).

Заметим также, что в ряде случаев такая обязанность прямо обеспечивается процессуальной санкцией (ст. 238, 242 ГПК).

Во-вторых, ничего более четкого и стройного, чем выработанная и не вызывающая принципиальных возражений теория правоотношения, в правовой доктрине не существует. При этом, как известно, юридическое содержание правоотношения составляют субъективные права и субъективные обязанности.

В то же время следует отметить, что обязанность доказывания имеет свою специфику.

Стороны проявляют активность в доказывании исходя из своих собственных интересов, а не интересов другой стороны или интересов правосудия.

Кроме того, сторона (например, ответчик) может и не отстаивать свои права и законные интересы в суде, но в этом случае она рискует получить неблагоприятные для себя последствия (удовлетворение исковых требований).

2. Общий механизм доказательственной деятельности и распределения обязанностей по доказыванию используется неизменно. Как уже отмечалось, истец доказывает обстоятельства, на которые он ссылается как на основания своих требований, ответчик – обстоятельства, на которых он основывает свои возражения против заявленного иска.

Специальными нормами федеральных законов могут устанавливаться иные правила.

К числу таких правил относят, в частности, презумпции. Презумпции многочисленны и разнообразны. Чаще всего упоминают в литературе следующие презумпции:

– вина должника;

– добропорядочность гражданина;

– право собственности;

– отцовство;

– обоснованность заявляемых требований;

– обоснованность не отмененных судебных решений.

Прежде чем вести речь о презумпциях и их использовании в гражданском судопроизводстве, необходимо определиться с категорией “презумпция” как таковой.

В специальной литературе по теории права, гражданскому праву и гражданскому процессуальному праву отсутствует единство мнений по вопросу о понятии, содержании и видах презумпций, несмотря на их длительное существование.

Презумпция – это предположение, принятое в качестве вероятного. Последнее, в свою очередь, – это такое положение, которое временно, до получения доказательства противного, считается правильным*(60).

Философскими предпосылками существования презумпций являются взаимосвязь явлений и повторяемость, или цикличность, многих процессов, в том числе развивающихся в социальной сфере и в праве (законодательстве), регулирующем важнейшие из общественных отношений*(61).

Д.И. Мейер определял презумпцию как “признание факта существующим по вероятности, что он существует”*(62).

Е.В. Васьковский давал следующее определение презумпции: “Законные предположения – обязательные по закону заключения о доказанности известных фактов при наличности других фактов”*(63).

В.К. Бабаев сформулировал наиболее известное и широко цитируемое определение. По его мнению, презумпция – это “закрепленное в нормах права предположение о наличии или отсутствии юридических фактов, основанное на связи между ними и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом”*(64).

В литературе высказывались критические замечания в адрес данного определения, сводящиеся в основном к тому, что не только юридические факты могут быть объектом предположения; к тому же это определение не указывает на цель такого предположения*(65).

В последние годы одна из удачных попыток исследования феномена презумпций была предпринята О.А. Кузнецовой.

Автор предлагает следующие видовые признаки презумпции:

1) презумпция (предположение) содержится в норме права, находя свое закрепление прямым или косвенным способом;

2) презумпция имеет отношение к наличию или отсутствию обстоятельств (фактов, правоотношений, событий и др.), имеющих правовое значение и влекущих правовые последствия;

3) презумпция регулирует общественные отношения, поскольку предполагает необходимость (обязанность) признания закрепленного в ней предположения установленным без специальных доказательств, если не будет доказано противоположное предположению*(66).

Особый интерес представляет последний из перечисленных исследователем признак презумпции.

Рассматривая признаки правовых презумпций, следует отметить, что они всегда закрепляются специальными процессуальными нормами, содержащимися как в ГПК, так и в регулятивных (материально-правовых) актах.

Иными словами, речь идет о включении в различные акты специальных норм, регулирующих деятельность и процесс доказывания. Такие нормы изменяют или отменяют действие общей нормы*(67).

В связи с изложенным прав О.В. Баулин, отмечающий, что презумпция – это, с одной стороны, процессуальное правило, а с другой – предположение, вероятное знание о существовании какого-либо факта, события, действия или состояния*(68).

В то же время вряд ли можно согласиться с авторами, полагающими, что “значение презумпций полностью исчерпывается проблемой распределения обязанностей по доказыванию между сторонами”*(69).

С.В. Курылев считает, что многие презумпции (презумпция дееспособности, правомерности заключаемых сделок) освобождают участников процесса от доказывания*(70).

Ю.К. Орлов определяет презумпции как “метод принятия решений за неимением лучшего, когда просто нет другого выхода”*(71).

А.Т. Боннер пишет, что причина закрепления презумпций определена особенностями их содержания: “… встречаются обстоятельства, имеющие существенное юридическое значение, доказывание которых крайне затруднительно, а то и невозможно”*(72).

Не следует, на наш взгляд, обеднять презумпцию только перераспределением доказательственного бремени, а гражданское судопроизводство – только исковым производством. Ведь требование нормы права обращено к суду; именно он перераспределяет доказательственное бремя, решает проблему достаточности доказательств для разрешения дела.

Следовательно, действие презумпции заключается в следующем:

– в перераспределении судом на основании подлежащей применению презумпции обязанности по доказыванию;

– в использовании судом презумпции для восполнения пробела, обусловленного неустранимой недостаточностью или противоречивостью доказательственной информации по делу.

Например, согласно п. 2 ст. 1064 Гражданского кодекса, “лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине”.

В приведенной формулировке закона установлена презумпция вины причинителя вреда, обеспечивающая более эффективную защиту интересов слабой стороны и реализацию компенсационной функции гражданского права, что влечет за собой следующие правовые последствия.

Во-первых, эта презумпция обязывает суд перераспределить обязанности по доказыванию по сравнению с общим правилом. По такому делу не истец (потерпевший) обязан доказать виновность причинителя вреда, а ответчик (причинитель вреда) обязан доказать свою невиновность.

Во-вторых, если ответчик не докажет свою невиновность, суд должен исходить из виновности причинителя вреда, т.е. считать соответствующее искомое условие наличным.

Таким образом, особенностью презумпций является их использование в доказательственной деятельности, причем вне зависимости от воли и желания участников процесса, т.е. в силу их закрепления в законе, следовательно, в силу их обязательного применения при разрешении конкретного дела.

3. К числу норм, влияющих на доказательственную деятельность, относят также фикции.

Фикция – это “намеренно созданное, измышленное положение, построение, не соответствующее действительности и обычно используемое с какой-нибудь определенной целью”*(73).

Это общее определение может быть полностью применимо к юриспруденции и доказательственной деятельности. Иными словами, возможны ситуации, когда заведомо недостоверный факт считается существующим и порождает соответствующие юридические последствия*(74).

К.С. Юдельсон писал о том, что презумпция отличается от фикции наличием определенной степени вероятности порождаемого факта*(75).

Фикция, таким образом, по своему предназначению близка к презумпции, но отличается от нее степенью вероятности определяемого факта и невозможностью его опровержения.

В качестве примера закрепления фикции можно привести ч. 3 ст.

 79 ГПК: “При уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым”.

Такая фикция побуждает участника процесса совершить определенное процессуальное действие, а также позволяет суду восполнить пробел, обусловленный отсутствием надлежащего экспертного заключения.

Примером фикции является и ст. 118 ГПК, согласно которой “судебная повестка или иное судебное извещение посылаются по последнему известному суду месту жительства или месту нахождения адресата и считаются доставленными, хотя бы адресат по этому адресу более не проживает или не находится”.

Помимо презумпций и фикций в законодательстве существуют иные нормы, которые оказывают влияние на доказательственную деятельность и перераспределение доказательственных обязанностей.

Источник: https://lib.sale/grajdanskiy-protsess-uchebnik/obyazannost-dokazyivaniya-raspredelenie.html

СоцЗащита
Добавить комментарий